Теченские псалмопевцы

[1965 г.]

 

Александр Димитриевич Покровский

 

В теченском причте, т. е. по современному коллективе церковнослужителей, самым текучим элементом в течение, примерно, 10-15-ти предреволюционных лет (имеется в виду Окт[ябрьская] соц[иалистическая] революция) были представители низшего звена его псаломщики. Это было следствием того, что рекрутировались они на работу из изгнанников из духовных училищ и духовных семинарий, т. е. из случайно оказавшихся «не у дел». Последним таким псаломщиком, который более или менее оказался усидчивым, осевшим на этой должности был Александр Димитри[еви]ч Покровский[1], родная сестра которого – Мария Димитриевна – была замужем за вторым теченским священником Александром Сильвановым.[2] Деятельность Александра Димитриевича совпадала с моими детскими годами, а на его судьбе, которая была в поле моего зрения, на его бытии, которое, забегая вперёд скажу, было тяжёлым, я постигал некоторые опыты моральных суждений, детских наивных, но, как видно будет дальше, достаточно серьёзных для детского ума. Насколько противоречивой была судьба Александра Димитриевича, настолько же противоречивым было моё отношение к нему, мои нравственные оценки его поведения.

Главным, что меня ставило в положение судьи его поведения, это было то, что он злоупотреблял «горькой», причём мне приходилось его видеть таковым в явно не соответствующей его чину обстановке. Так, он иногда появлялся на клиросе, чтобы «править» богослужение, когда ноги его «писали мыслене», давал кое-какие указания своим подставным псаломопевцам – Нюньке или Тиме Казанцеву, а сам погружался в сон на широком подоконнике окна. Хорошо, если на клиросе был ещё кто-либо из любительского хора, им же самим созданного, то хористы выполняли функцию ширмы, но если их не было, а это случалось, то вся эта картина была налицо. Я теперь не помню, подсказал ли кто-либо мне, что это нехорошо, т. е. я подслушал это суждение, точнее – осуждение, или оно родилось в моей голове, но только помню, что осуждал этот его поступок и, прямо сказать, никак не мог с ним мириться. Пытаясь сейчас осмыслить это чувство, я прихожу к выводу, что оно было туманной реакцией, смешанной из некоторых индуцированных религиозных воззрений, что его поведение в данном случае было противоречащим святому месту и просто необычным для этой обстановки. В моей памяти, однако, сохранился один случай, когда я его поведение осудил в полном понимании его антиморального значения, оскорбительного для чувства других людей. Было так. Мы, дети, играли в городки. Он подошёл к ним «еле можаху».[3] Я знал, что он шёл на отпетие покойника и танцевал «камаринского». Мне ясно представлялась обстановка в церкви, которая его ждала: горе людей, слёзы. Мне показался он грубо оскорбляющим самые интимные чувства людей. Я негодовал. Мне казалось, что я не смогу никогда простить ему этого.

Такое «критическое» отношение к Александру Димитриевичу несколько сгладилось, когда я увидел его в другой плоскости – в его семейной обстановке. Мне приходилось слышать, что она тяжёлая. И вот однажды по селу прошёл слух: Покровский покушался на самоубийство. Рассказывали, что однажды кто-то проходил мимо его дома, что вблизи базарной площади, и услышал выстрел. Бросились в дом, но двери были крепко закрыты. Взломали, вошли в горницу и увидали такую картину: на полу лежал Покровский – пьяный до бесчувствия, в руках у него был револьвер. Несчастная женщина, парализованная, кричала: «Спасите, спасите!»

Было явно, что А. Д. имитировал самоубийство. Но что его толкнуло на это? Мне как-то удалось быть в квартире А. Д. и видеть женщину в постели, ещё не старую по годам, но бессильную, прикованную к постели. Сам Покровский в это время был полон сил. Мальчишка, но я почувствовал, какое же это горе у человека, и в душе моей произошло то чувство, подобное спирали, когда теряешь свою упругость, остроту своего напряжения. Передо мной встала картина всей глубины его тяжёлой жизни. Он вёл хозяйство: сеял хлеб, заготовлял корм для скота. Это было источником его существования. И у него не было помощницы. Как мне помнится, он первым на селе приобрёл жатку фирмы Мак-Кормик. Ещё я запомнил, как он обучал работе молодого конька: как бедное животное сопротивлялось, и как, наконец, осуществилось то, что апостол Павел одним из своих писаний выразил в словах: «Тварь повинуся не волею, а за повинувшаго ю».

С Александром Димитриевичем меня связывало то, что у него был чудесный голос, а такие люди всегда были моими кумирами. Когда за литией, что бывает при совершении всенощной в великие праздники, причт в полном составе пел «Слава в вышних Богу» и «Господи, устне мои отверзеши», он «возносил»: голос его витал где-то под сводами церкви, он звал идти за ними туда же, в нём чувствовалась вся горечь его жизни, и он как бы старался забыться в звуках песнопения. Позднее, когда я читал «Певцы» И. С. Тургенева, то мне казалось, что Яшка Турок в своей песне «Ах, не одна во поле дороженька пролегала» отразил ту же скорбь жизни, какую А. Д. вкладывал в своё песнопение.

Пословица гласит, что одна беда не бывает, когда облюбует кого-либо, а обязательно приведёт другую. Так было и с А. Д. Была у него единственная дочь – Маша. Тихое, кроткое существо, надежда отца. Училась она в Екатеринбургском епархиальном училище. Как передавали другие ученицы этого же училища, во время учения её в шестом выпускном классе её навещал некий дядя: то ли по поручению отца, то ли на правах опекуна. Когда девушка закончила курс обучения, она таинственно исчезла.[4] Говорили, что видели её в актовом зале на торжественном вечере, что с ней был тот дядя… и всё. Домой к родителям она не возвратилась, а А. Д., как видно, пришлось разделить участь пушкинского станционного смотрителя. Несчастная мать умерла, а он уже не выходил из пьяного угара.

Я возвращался на летние каникулы в Течу, помнится, в 1900 г. В Каменском заводе я обычно заезжал к нашему хорошему знакомому старику Каллистрату, когда почему-либо за мной не приезжала подвода на станцию. Здесь я узнал печальное известие о том, что как-то зимой, «гулял» у них А. Д. и запился до смерти.[5]

У меня навсегда сохранился в памяти его дом. Стоял он у торговых рядов нашего базара. К ним прилегал скверик, в котором росли сирени. Однажды в этом скверике давал сеанс какой-то проезжий цирковой артист. Дом был двухэтажный, но внизу было помещение для магазина. Очевидно, он куплен был А. Д. у какого-либо торговца.[6]

ГАСО. Ф. р-2757. Оп. 1. Д. 395. Л. 42-52 об.

 

[1] Покровский Александр Димитриевич (1851-?) – сын пономаря Шадринского уезда. Уволен из 1-го класса Пермской духовной семинарии в 1870 г.

[2] Из очерка «Александр Димитриевич Покровский» в составе «Очерков по истории села Русская Теча Челябинской области» в «пермской коллекции» воспоминаний автора: «Кстати сказать, брат с сестрой держались как-то отдалённо друг от друга, так что можно было и не заметить между ними такого близкого родства. И племянницы тоже не проявляли к дяде особенно родственных чувств» // ГАПК. Ф. р-973. Оп. 1. Д. 711. Л. 532-532 об.

[3] По церковно-славянски – еле-еле, с трудом. Крылатое выражение, которое применялось к людям в высокой степени алкогольного опьянения.

[4] Покровская Мария Александровна (1878-?) окончила курс в народном училище.

[5] Из очерка «Александр Димитриевич Покровский» в составе «Очерков по истории села Русская Теча Челябинской области» в «пермской коллекции» воспоминаний автора: «Известны случаи образования от собственных имён нарицательных существительных. Например: Манилов – маниловщина, Пугачёв – пугачёвщина, Бирон – бироновщина и пр. В этих случаях от фамилии какого-либо исторического лица или литературного персонажа образуется нарицательное существительное, в котором отражаются или характерные черты этого лица, или черты его деятельности, или особенности эпохи, которая была результатом их деятельности. Фамилия Александра Димитриевича «Покровский» была понята простыми людьми Течи, как название его профессии, т. е. употреблялась вместо слова псаломщик. Обычно говорили: иди к диакону, или к Покровскому, - отсюда и стали считать, что если слово «диакон» обозначает профессию, то значит и слово «Покровский» тоже профессию. После него были псаломщики: Оранский, Спасский и вот, когда нужно было спросить о них, так и говорили: кто у вас сейчас служит «покровским»? Так фамилия Покровский из собственного имени стала нарицательным существительным» // ГАПК. Ф. р-973. Оп. 1. Д. 711. Л. 531 об.-532.

[6] Там же: «У Александра Димитриевича был свой дом, вероятно, купленный, потому что низ его был рассчитан на использование для торговли: новый дом такого типа ни он, ни его предки, конечно, не стали бы строить. Хозяева жили вверху, а низ пустовал. Дом стоял вблизи базарных деревянных лавок, помещений для торговли. Лавки эти принадлежали церкви, как и весы, которые стояли на базарной площади. … Во двое дома А. Д. был полный комплект «служб». Между домом и рядом лавок был небольшой садик, с высоким заплотом вдоль дороги. Так как этот садик был хорошо защищён от глаз прохожих, то однажды он был использован одним предприимчивым цирковым артистом для представления. По платным билетам публика входила в этот садик через двор, стояла на ногах и просматривала «чудеса», которые творил этот артист. Он ходил по канату, держал в зубах стол с полным набором посуды для чая, включая и самовар с водой. Главное же, что всех поразило настолько, что все «ахнули» было то, что он зажёг во рту паклю, помешивал её палочкой, а потом стал вытягивать изо рта разноцветные ленточки длинные-длинные. Дом А. Д. пережил ряд перестроек. Сначала его купил теченский зажиточный крестьянин – Андрей Михайлович Трапезников и перестроил его на двухэтажный жилой дом. Теперь же из этого дома сделаны одноэтажные детские ясли на, так называемой, Зелёной улице» // ГАПК. Ф. р-973. Оп. 1. Д. 711. Л. 534 об.-535 об.

В «свердловской коллекции» вопоминаний автора имеется также очерк «Цирк в садике Покровского» в составе «Очерков по истории села Русская Теча Шадринского уезда Пермской губернии». Часть II. (1965 г.). (ГАСО. Ф. р-2757. Оп. 1. Д. 379).

 


Вернуться назад



26.10.2019
Добавлен очерк о храме Благовещения Пресвятой Богородицы Пыскорского Спасо-Преображенского мужского ...

26.10.2019
Добавлен очерк о храме иконы Пресвятой Богородицы "Владимирская" Пыскорского ...

26.10.2019
Добавлен очерк о храме Святой Живоначальной Троицы Пыскорского Спасо-Преображенского мужского ...

26.10.2019
Добавлен очекр о храме Иоанна Предтечи Пыскорского Спасо-Преображенского мужского монастыря ...

26.10.2019
Добавлен очерк о храме Рождества Пресвятой Богородицы в селе Усть-Боровом (каменном) (1752-1936).

Категории новостей:
  • Новости 2019 г. (204)
  • Новости 2018 г. (2)
  • Flag Counter Яндекс.Метрика