Александр Федосеевич Успенский

 

А. Ф.[1] в нашей семинарии был преподавателем истории и обличения раскола. Как с преподавателем этой дисциплины мы встречались с А. Ф. в пятом и шестом классах, но знакомство с ним у нас начиналось гораздо раньше, с первого ещё класса. Он был неизменным участником семинарских вечеров, на которых он выступал декламатором артистически. По этому поводу шла даже молва о том, что А. Ф. в студенческие годы состоял в какой-то любительской труппе драматических артистов. На самом деле у него была манера поведения и обращения, позволявшая верить в эту молву, если даже она и была бы пустопорожним измышлением. Во всём – в движениях, в речи, в интонации голоса – проглядывалась какая-то изысканная галантность, можно сказать сплошная галантность. И вот с таким впечатлением от А. Ф. мы встретились с ним на уроках «раскола». Слушали мы, как он рассказывал о «Кормчей», или видели его среди различных старообрядческих книг и думали: «Нет, не то! Лучше бы [Вы] нам, А. Ф. что-нибудь продекламировали!»

Так бросилось нам в глаза несоответствие прежнего впечатления с новым впечатлением. Сам А. Ф., видимо, чувствовал себя, как говорится, «не в своей тарелке»

А. Ф. было в это время уже лет сорок, если только не немного больше. Наружный вид его соответствовал человеку уже «пожившему»: «на голове во всю величину лысина, цвет лица сероватый, причём можно было предположить, что кожа лица в своё время испытала на себе немало косметических «эрзацев», но глаза и голос сохраняли молодость. Последнее особенно было заметно, когда он выступал с декламацией; он весь преображался, голос передавал самые тонкие оттенки мысли и глаза блестели живостью и задором. Успех был всегда колоссальный: бесконечное бас, восторг!

В коллективе учителей А. Ф. был каким-то промежуточным звеном: среди стариков он казался молодым, наоборот, среди молодежи, которая влилась в преподавательскую среду в 1903-1904 [г]г., он казался уже, мягко выражаясь, «в годах». Но как обнаружилось, сердце у него было юношеское. Среди семинаристов, вращавшихся в светском обществе, «на славе» была девица Меркурьева. Мы часто слышали: «Меркурьева, Меркурьева!» Кто она была, какого происхождения и т. д. не говорилось. Говорили как будто, что она была дочерью священника. Единогласно только говорилось, что она красавица и, следовательно, окружена поклонниками, как и полагается по закону природы. Загадочность Меркурьевой, однако, как пелена, спала: вернувшись с летних каникул, мы узнали, что на ней женился А. Ф. и мало того, он сделался ещё помощником инспектора и поселился в стенах семинарии, значит, и Меркурьева, теперь Успенская, оказалась тоже под одной крышей с некоторыми поклонниками. И опять мы сказали: «Нет, не то!» Расстояние от 18-19 лет до 40-42 л[ет] нам показалось всё-таки большим, но нам говорили: «простите, это же обычный способ жениться у французов!»[2]

Во время богослужения А. Ф. как помощник инспектора стоял в церкви с семинаристами, а на площадке у церкви во время шестопсалмия можно было видеть г-жу Успенскую, бывшую Меркурьеву, в окружении теноров и басов семинарского хора.[3] И у нас опять возникал вопрос: «то ли получилось?» Впрочем, в скором времени А. Ф. перевёлся инспектором народных училищ в Ирбит, а дальнейшее покрыто мраком неизвестности.

7.IX.[1960] 6 ч. 10 м. вр[емя] свердл[овское]

ГАПК. Ф. р-973. Оп. 1. Д. 725. Л. 40-41 об.

 

[1] Успенский Александр Феодосиевич – сын протоиерея Костромской губернии. Кандидат богословия Казанской духовной академии 1886 г. В 1887-1902 гг. преподаватель русского языка с церковно-славянским в Солигаличском духовном училище. С 25 июля 1902 г. преподаватель обличительного богословия, истории и обличения русского раскола и помощник инспектора в Пермской духовной семинарии. Статский советник. Имел ордена: св. Станислава 2 ст. и св. Анны 3 ст. // «Пермские епархиальные ведомости». 1908. № 32 (11 ноября) (отдел официальный). С. 250.

[2] В метрической книге Рождество-Богородицкой церкви г. Перми за 1904 г. имеется запись о бракосочетании № 15: дата бракосочетания – 11 апреля. Жених: преподаватель Пермской Духовной Семинарии, кандидат богословия, статский советник Александр Феодосиев Успенский, православного вероисповедания, первым браком, 42 лет. Невеста: Пермская мещанская дочь, девица Елизавета Николаева Перетяжкина, а по вотчиму Меркурьева, православного вероисповедания, 20 лет. Таинство венчания совершал: священник Никанор Пономарёв с протодиаконом Константином Пономарёвым и диаконом Димитрием Затопляевым. Поручителями были: по женихе – преподаватель Пермской Духовной Семинарии Арсений Алексеев Дроздов и титулярный советник Сергий Александров Страшкевич; по невесте: коллежский секретарь Алексий Павлов Шилов и сын титулярного советника Сергий Аркадиев Сухарев. (ГАПК. Ф. 37. Оп. 6. Д. 996. Л. 105 об.-106).

[3] Из очерка «Александр Федосеевич Успенский» в составе «Очерков о соучениках и друзьях в Пермской духовной семинарии» в «свердловской коллекции» воспоминаний автора: «У семинаристов-хористов было в обычае во время шестопсалмия за всенощной спускаться с хор на площадку перед церковью, где во время «молитвы» происходили и встречи» // ГАСО. Ф. р-2757. Оп. 1. Д. 376. Л. 13 об.

 


Вернуться назад



Flag Counter Яндекс.Метрика