ОБСЛУЖИВАЮЩИЙ ПЕРСОНАЛ

Экономы*

 

Когда я учился в духовном училище и в семинарии, мне казалось, что экономами в них обязательно должны быть священнослужители, и позднее, работая в Белоруссии, был очень удивлен, что там на этих постах были светские люди. Когда же затем я стал обдумывать которое же из этих двух положений лучше, то пришел к выводу, что второе лучше и [неразборчиво – ред.] потому, что при первом сочетании – священный сан и эконом – как-то первый принижался за счёт второго. Что бы мы сказали, если бы пушкинский станционный смотритель оказался в священном сане, а ведь эконом где бы он ни был, в сущности, во многом по своему служебному положению сходен со станционным смотрителем: то подай, другое подай и обязательно срочно.

В семинарии, при поступлении нашем в неё, экономом был священник Алхутов[1], но вскоре он ушел, и место его занял диакон Славнин. Его должность диакона была второстепенной. Он был сам, вероятно, изгнанником из семинарии, так как диакона чаще всего [были] таковыми. Он был ещё молодым, примерно 35-40 лет, кудрявый, что, вероятно, в своё время и покорило сердце его красавицы жены. Голос его был не большой. Квартира у него была под пятым классом на первом этаже и граничила с архивом.

Нам не приходилось непосредственно соприкасаться с экономом. Что касается вопросов питания, то разговор на эту тему осуществлялся через расписание меню обедов и ужинов, которое висело под иконой в столовой. Я не помню случая, чтобы у семинаристов были какие-либо столкновения непосредственно с экономом на почве питания или вообще на экономической почве. Бывали претензии по подготовке обедов, но они были очень редкими и направлены непосредственно в адрес повара – Кирилла Михайловича. После революции в столовой установлены были дежурства учеников, так что наблюдение за ходом подготовки обедов и ужинов лежало на семинаристах. Что касается меню, то нужно сказать, что питание было хорошим. В самом деле, если в скоромные дни на обед давалось два мясных блюда – суп, а на второе котлеты, или голубцы, или гуляли и т. д., а на третье – сладкое – кисель или оладьи с вареньем, то, что ещё надо? Соответственно с этим в постные дни давалась уха или солянка из осетровых голов, или лапша с белыми грибами, а на второе – жареная рыба, каша-запеканка, а на третье компот или оладьи, то, что ещё надо? Недаром же Александр Павлович Миролюбов назвал семинарию не столько воспитательным, сколько питательным учреждением.

Часто мы видели нашего эконома направляющимся в склад для отпуска продуктов повару или отправляющимся на маленькой сивой лошадке в город для покупки товаров. Главная линия заготовки осуществлялась подрядным способом, для чего назначались торги и заключались договоры на поставку муки, мяса, рыбы, чаю, сахару. Отдельно заключались договоры на поставку хлеба, булок к чаю, пирогов в праздничные дни с Шипиловским, на пошив одежды с портным Тановым, на поставку обуви с магазином Добрина. Летом производился ремонт. Когда мы возвращались после летних каникул, в здании пахло краской, мебель была отремонтирована. Ближе к осени заготовлялись различные продукты из овощей, дрова. Всё это лежало на плечах эконома. Часто зимой мы видели его с кипами счетов направляющимся в ректорский кабинет. И нам, признаться, немножко было жаль эконома: был он какой-то с мягким характером, ссутулившийся, немного заикался, а являлся к человеку деспо-[…][2]

ГАПК. Ф. р-973. Оп. 1. Д. 725. Л. 70-71 об.

*В «свердловской коллекции» воспоминаний автора отсутствует.

 

[1] Алхутов Михаил Георгиевич – священник, эконом Пермской духовной семинарии с 28 сентября 1893 г. // «Пермские епархиальные ведомости». 1903. № 46 (6 декабря) (отдел официальный). С. 545.

[2] Далее обрыв текста.

Из письма В. А. Игнатьева И. С. Богословскому (без даты): «Из воспоминаний о нём [Славнине – ред.] осталось в памяти его увлечение разведением породистых кур. В скверике между восточным и западным выступами главного корпуса разгуливали его кохинхины и среди них великан-петух, награждённый медалью. Всё-таки эконом диакон Славнин оставил хорошую память: много он заботился о нас. Но что же лучше: священник-эконом или светский эконом? Лучше всё-таки не путать священное с экономическим, когда священное является придатком к экономическому. Не правда ли: ведь это же обидно?» // ГАПК. Ф. р-973. Оп. 1. Д. 215. Л. 29-29 об.

 


Вернуться назад



Flag Counter Яндекс.Метрика