Ректоры академии

Епископ Алексий [(Дородницын)][1]

 

Он был в возрасте между пятьюдесятью и шестьюдесятью годами. Несчастьем его была большая тучность.[2] Это «качество» человека, неприятное для лиц гражданских, было сугубо неприятным для духовного лица. Сколько бы врачи ни утверждали, что это – болезнь и тем самым как-бы призывали к снисходительности к людям этого склада, у «простых» людей всё равно всегда было подозрение, что эти «больные» на самом деле жрецы мамоны, т. е. любители покушать. А когда такие размышления направлялись в адрес кого-либо из монашествующих лиц, то возникало подозрение, не нарушает ли это лицо своего обета при пострижении в монахи – не вкушать мясного. Такое подозрение существовало и в отношении епископа Алексия: передавали, что где-то кому-то удалось подсмотреть, что он вкушал вместо карася порося.

Епископ был высокого роста. На лице у него была слабая растительность: борода имела вид вехотки. Лицо, как это бывает обычно у тучных людей, было обрюзгшим и, когда епископ надевал на голову бархатную скуфейку, он походил на картину И. Е. Репина «Протодиакон».

Епископ не чуждался женского общества и во время разного рода общественных собраний – коллоквиумов, лекций и пр., его можно было видеть беседующим и смеющимся в обществе дам, которых злые языки называли «жёнами-мироносицами».

У него был хороший голос, удивительно сохранивший свою свежесть до старости. Когда он во время литургии выходил на амвон со свечами в руках и обращаясь к молящимся, произносил: «Призри с небес, Боже, и виждь и посети виноград сей, его же насади десница Твоя», голос его звучал, как у Леонида Виталиевича Собинова[3] – нежно и задушевно. Отсюда, вероятно, и шла молва, что епископ когда-то даже готовился в оперные певцы, но произошла какая-то душевная трагедия вроде неудавшейся любви, и он круто спланировал в монахи.[4]

Епископ любил пение и приходил иногда на спевки академического хора, причём давал советы, как лучше исполнить ту или иную музыкальную фразу. Опять-таки и в этом случае злые языки преследовали его: рассказывали, что когда хор исполнял концерт Бортнянского «Тебе Бога хвалим», то епископ дал указание – акцентировать слова «девического чрева», в чём усмотрел не остывшую ещё в его душе склонность к греховной мысли.

Во время рождественских каникул оставшиеся в академии студенты обычно устраивал ёлку для детей технических служащих, при этом бывали и маленькие концерты. Епископ приходил всегда на ёлку и особенно любил слушать концерты, может быть, вспоминая своё прошлое, когда он тоже выступал в них. …

Есть пословица: «Не бывать бы счастью да несчастье помогло». В жизни епископа произошла большая перемена в соответствии с этой пословицей. Когда был убит Столыпин, то в дворянском собрании служили панихиду, на которой епископ произнёс велеречивое слово, что было излюбленной формой его ораторского искусства. Он назвал Столыпина вторым Сусаниным.[5] Речь его получила широкий резонанс в «верхах», и вскоре он получил назначение епископом в Саратов. Фортуна ему улыбнулась, но он ясно понимал, что там его ждёт тяжёлая действительность и что там, как он сам выражался, «будет жарко». Саратов и Царицын в те времена стяжали себе печальную славу черносотенных мест, и это было результатом деятельности Саратовского архиерея Гермогена и царицынского иеромонаха Илиодора.[6] В конце концов, создавшийся здесь гнойник больше терпеть было нельзя, и Гермогена убрали в Тобольск, а на его место назначили – Алексия. Алексий уезжал в Саратов с неспокойной душой и по пути заехал в один из глухих монастырей Приволжья за молитвами старцев.[7]

[[8]]

Епископ Алексий не читал в академии лекций, и в этом отношении про него можно сказать, что он прошёл мимо академии: она была только «полустанком» на его пути.[9] Как сложилась жизнь его после Октября, история об этом умалчивает.[10]

ГАСО. Ф. р-2757. Оп. 1. Д. 401. Л. 23-30.

 

[1] Алексий (Дородницын) (1859-1919) – сын дьячка Екатеринославской губернии. Кандидат богословия Московской духовной академии 1885 г., магистр богословия 1891 г. В 1905-1912 гг. епископ Чистопольский, 1-й викарий Казанской епархии и ректор Казанской духовной академии.

[2] В очерке «Епископ Алексий» в составе «Очерков по истории Казанской духовной академии» в «пермской коллекции» воспоминаний автора: «Он, например, с усилием поднимался на второй этаж академии, где была академическая церковь, страдая от одышки» // ГАПК. Ф. р-973. Оп. 1. Д. 721. Л. 35.

[3] Собинов Леонид Витальевич (1872-1934) – русский оперный певец (лирический тенор).

[4] В очерке «Епископ Алексий» в составе «Очерков по истории Казанской духовной академии» в «пермской коллекции» воспоминаний автор дополняет: «У певцов такие резкие повороты бывают. Известно, например, что итальянский баритон, кумир петербургского высшего общества, баритон баритонов, или иначе король баритонов Баттистини ушёл на склоне лет в монахи. Разница в данном случае лишь в том, что епископ Алексий это сделал ante factum, а Баттистини post factum» // ГАПК. Ф. р-973. Оп. 1. Д. 721. Л. 56 об.-57.

Баттистини Маттиа (1856-1928) – итальянский оперный певец (баритон), мастер бельканто.

[5] Сусанин Иван (?-1613) – русский национальный герой, прославившийся за спасение родоначальника династии Романовых Михаила Романова от польско-литовского отряда во время русско-польской войны 1609-1618 гг.

[6] Гермоген (Долганов) (1858-1918) – в 1903-1912 гг. епископ Саратовский, в 1917-1918 гг. епископ Тобольский. Один из самых консервативных русских архиереев начала XX века. Поддерживал деятельность черносотенного иеромонаха-авантюриста Илиодора (Труфанова), который первоначально поддерживался церковными и светскими властями, видевшими в нём успешного антиреволюционного пропагандиста. Но затем они дистанцировались от его демагогии (позднее Илиодор снял сан и объявил о разрыве с церковью). Гермоген же остался союзником Илиодора вплоть до сложения им сана. Был в конфликте с Григорием Распутиным, которого первоначально поддерживал. Убит большевиками. Священномученик Русской Православной Церкви.

[7] В очерке «Епископ Алексий» в составе «Очерков по истории Казанской духовной академии» в «пермской коллекции» воспоминаний автора: «… отправляясь к месту новой работы, решил заехать в Нилову пустынь, чтобы укрепить свой дух в общении со старцами-подвижниками» // ГАПК. Ф. р-973. Оп. 1. Д. 721. Л. 37.

[8] В очерке «Монахи и «монашествующие» в Казанской духовной академии» в составе «Очерков по истории Казанской духовной академии» в «пермской коллекции» воспоминаний автора: «Ректор академии по своему положению был далёк от студентов и не врывался непосредственно в жизнь студентов; это не было законом, но по отношению к еп[ископу] Алексию это было так» // ГАПК. Ф. р-973. Оп. 1. Д. 721. Л. 58.

[9] В очерке «Епископ Алексий» в составе «Очерков по истории Казанской духовной академии» в «пермской коллекции» воспоминаний автор указывает: «Какой же след своей деятельности в академии оставил еп[ископ] Алексий? При нём в основном была перестройка академии на новый «лад» в сторону реакции и чистка рядов профессуры» // ГАПК. Ф. р-973. Оп. 1. Д. 721. Л. 37.

[10] Епископ Алексий (Дородницын) (1859-1919) – в 1912-1914 гг. епископ Саратовский, в 1914-1917 гг. – епископ Владимирский. В 1917 г. уволен на покой по требованию съезда духовенства и мирян за «деспотическое» управление и грубое обращение с духовенством, а также в связи с обвинениями в близости к Г. Е. Распутину. Пытался захватить церковную власть в Киеве и объявить автокефалию на Украине. В 1918 г. за непослушание священноначалию и нарушение канонов был извержен из сана Всеукраинским церковным собором.

 


Вернуться назад



Flag Counter Яндекс.Метрика