Хозяева и шефы школы

 

В момент открытия школы и пре…[1]

…должительное время после него директором завода был доныне здравствующий видный большевик Урала – Николай Михайлович Давыдов[2], а его заместителем Василий Иванович Семёнов, впоследствии непродолжительное время бывший тоже директором завода. Они и были, выражаясь образно, первыми меценатами и школы. Непосредственным представителем заводоуправления, с которым школа имела дело по вопросам сметы на её содержание, был заведующий отделом организации труда (ООТ) инженер, экономист Иван Владимирович Трофимов. Нужно сказать, что заводоуправление в целом потребности школы удовлетворяло безотказно как в части оборудования её, о чём сказано выше, так и в части содержания и обеспечения зарплатой работающих в школе. Учителя, в общем, были обеспечены несколько выше учителей соцвоса[3], а по некоторым видам снабжения были приравнены к снабжению рабочих. Как выше уже указано, в 1923 г. часть зарплаты выдавалась учителям натурой и банкнотами. В дальнейшем учителям были выданы заборные книжки на получение промышленных товаров на общем основании с рабочими завода. Когда отстраивался второй посёлок ВИЗа, ряду учителей школы даны были квартиры. Был единственный случай конфликта учителей с ООТ на почве невыплаты зарплаты за вынужденное бездействие их при переходе в новое здание.

Кроме шефства в материальном отношении завод – заводские организации осуществляли шефство в организационном отношении, а именно при организации «горячего ученичества». По этому поводу необходимо добрым словом помянуть покойных теперь заведующих цехами: мартеновского – Николая Петровича Бояршинова, листопрокатного – Николая Андреевича Лоцманова и сутуночного цеха – поныне здравствующего в настоящее время начальника отдела капитального строительства (ОКСа) Михаила Николаевича Челищева. Хотя у них были различные взгляды на организацию теоретического образования в школе, но все они много поработали для школы.

Н. П. Бояршинов[4] – техник по образованию лучше понимал необходимость теоретической подготовки рабочих мартеновского производства, чем его коллеги по прокатным цехам. И само мартеновское производство убедительнее, чем прокатное, подсказывало необходимость его, теоретического образования. Вот почему при составлении учебного плана и программы теоретической подготовки учеников по мартеновской специальности меньше возникало сомнения в необходимости того или другого пункта программы.

Н. А. Лоцманов был практиком без специального образования, хотя и изобретателем, как он себя афишировал. Он склонен был принижать значение теоретического обучения и сводить его к minimum`у. Ему казалось, что для рабочих прокатной специальности не нужно изучение химии, а физику можно изучать в виде отрывков по механике и т. д. Эти свои взгляды он иногда высказывал и ученикам, что шло в разрез с установкой школы. Вот почему и ученики этой специальности тоже часто выступали с заявлениями о том, что то, то другое им не нужно изучать и приходилось снова и снова убеждать их в ошибочности их взглядов.

М. И. Челищев был тоже практик, но с некоторой теоретической подготовкой по способу самообразования. Он, в общем, занимал нейтральную позицию.

 

[1] Авторский текст отсутствует.

[2] Давыдов Николай Михайлович (1890-1963) – директор завода «Красная Кровля» в 1922-1924 и 1927-1930 гг., который обеспечил восстановление завода.

[3] Отдел социального воспитания.

[4] Бояршинов Николай Петрович (1888-1938) – начальник ОТК ВИЗа. Арестован в 1937 г. и расстрелян. (Книга Памяти Свердловской области).

 


Вернуться назад



Flag Counter Яндекс.Метрика