Иван Кузьмич Сахаров[1]

 

Иван Кузьмич пришёл к нам в духовное училище в 1901 г., когда мы учились в четвёртом классе.[2] На его долю выпало научить нас пользоваться вершинами синтаксиса латинского языка, такими, как cun historicum, cum temporale, cum cansale, не finale, ut obiectivum, ut consecutivum et cetera, et cetera. Его задача была аналогичной задаче П. В. Хавского: подготовить нас к чтению в первом классе семинарии «Энеиды» Вергилия Марона. Преподавание для Ивана Кузьмича было значительно осложнено тем, что он был заика, причём в тяжёлой форме. Было мучительно наблюдать, как он, чтобы выговорить «passivus», начинал p…p…p… весь красный, натуженный, пока, наконец, ему удавалось произнести это слово. К чести наших «бурсаков» нужно отметить, что они отнеслись к этому недостатку И. К. серьёзно, а то бывало и так, что иногда высмеивали это у кого-либо.

В отличие от Петра Васильевича Хавского Иван Кузьмич в отношениях к ученикам был, можно сказать, изысканно деликатен и вежлив, и ученики ценили в нём это качество и на его уроках вели себя очень сдержанно.

И. К. был певец и с этой стороны в глазах учеников выигрывал. Так, на страстной неделе он, гостящий у него товарищ по Перми А. С. Обтемперанский[3] и надзиратель дух[овного] училища И. Н. Ставровский исполнили trio «Непорочны» и «похвалы» - «Блажени испытающие свидения Твоя».[4] Для «духовников» это было целым событием.[5]

И. К. во время наших прогулок в лес старался держаться ближе к ученикам. Так, он организовал их на соревнование в беге и победителям вручал приз – апельсин. Всё это теперь кажется наивным, но тогда, в условиях «бурсы» это было свидетельством зарождающихся новых отношений между учениками и учителями на «бурсе».

Мы встретились с Иваном Кузьмичём через двадцать два или двадцать три года в Свердловске.[6] Он работал тогда в текстильном тресте в качестве начальника какого-то отдела, а я работал преподавателем латинского яз[ыка] в Свердловском мед[ицинском] институте. Первая встреча была необычной: в бане у крана воды. В очереди за мной стоял Иван Кузьмич, но у крана я отступил и сказал: «Наливайте, И. К». Он удивился, и я ему сказал, кто я. После этого мы ещё встречались и вспоминали «минувшие дни».[7] Но особенно мне запомнилась встреча в скверике у оперного театра. Мы долго сидели и беседовали. И Иван Кузьмич рассказал мне об одном своём научном открытии. Он сказал, что он нашёл средство для вылечивания от заикания, причём подчеркнул, что это средство строго научно обосновано им. И тут только я вспомнил о том, как И. К. заикался у нас на уроках, и обратил внимание на то, что теперь он не заикался. Зная, что я работаю в медицинском институте, И. К. просил меня позондировать в ин[ститу]-те, не заинтересовался ли бы кто его открытием из профессоров, причём он усиленно подчёркивал, что открытие его строго научное. Я понял, что его тяготил тот порок, которым он страдал раньше. В институте мне не удалось никого заинтересовать этим вопросом, а я вскоре узнал, что Иван Кузьмич скончался, так и не открыв никому своей научной тайны.[8]

ГАПК. Ф. р-973. Оп. 1. Д. 709. Л. 62-63 об.

 

[1] Сахаров Иван Кузьмич – окончил Тамбовскую духовную семинарию в 1886 г. В 1886-1889 гг. канцелярский служитель в Тамбовском отделении Государственного Банка. Кандидат богословия Казанской духовной академии 1893 г. В 1893-1895 гг. надзиратель за учениками в Тамбовской духовной семинарии. В 1895-1901 гг. помощник инспектора Пермской духовной семинарии. С 1901 г. определён учителем латинского языка в Камышловское духовное училище. С 7 сентября 1910 г. преподавал также русскую церковную и гражданскую историю в 3 классе. Статский советник. Имел орден св. Анны 3-й степени. «Екатеринбургские епархиальные ведомости». 1911. № 1 (1 января) (ос. прил.). С. 2.

[2] В очерке «Иван Кузьмич Сахаров» в составе «Заметок о педагогическом составе Камышловского духовного училища» в «свердловской коллекции» воспоминаний автор уточняет: «За время нашего пребывания в училище преподаватели лат[инского] яз[ыка] сменялись трижды. До И. К. были – Бахаревский [А. П.], Иовлев [Д. В.], а он уже был, так сказать, замыкающим» // ГАСО. Ф. р-2757. Оп. 1. Д. 385. Л. 12 об.

Иовлев Димитрий Васильевич – учитель латинского языка в Камышловском духовном училище. Кандидат богословия Казанской духовной академии 1893 г. В 1895-1899 гг. помощник инспектора Владимирской духовной семинарии. 4 февраля 1899 г. определён учителем латинского языка в Камышловское духовное училище. Коллежский асессор. // «Екатеринбургские епархиальные ведомости». 1901. № 20 (16 октября). С. 7.

[3] Обтемперанский Александр Сергеевич – сын священника Владимирской губернии. Кандидат богословия Казанской духовной академии 1895 г. В 1895-1896 гг. учитель приготовительного класса при Переяславском духовном училище. В 1896 г. надзиратель за учениками во Владимирской духовной семинарии. С 13 ноября 1896 г. преподаватель обличительного богословия, истории и обличения русского раскола в Пермской духовной семинарии. С 29 января 1900 г. преподаватель церковной и библейской истории и истории русской церкви в Пермской духовной семинарии. Коллежский асессор. Имел орден св. Станислава 3 степени. // «Пермские епархиальные ведомости». 1902. № 37 (1 октября) (отдел официальный). С. 444.

[4] Непорочны – термин, обозначающий важный для богослужения 118-й псалом «Блаженны непорочные в путь, ходящие в законе Господни. Блажени испытающии свидения Его, всем сердцем взыщут Его». Похвалы – особые тропари, читаемые после каждого стиха 118 псалма.

[5] В очерке «Иван Кузьмич Сахаров» в составе «Заметок о педагогическом составе Камышловского духовного училища» в «свердловской коллекции» воспоминаний автор уточняет: «И. К. до перехода в учителя дух[овного] уч[илища] работал в Пермской дух[овной] семинарии пом[ощником] инспектора и дружил с пермским областным миссионером, очевидно, товарищем по Казанской дух[овной] академии, в светском чине – А. С. Обтемперанским, тоже певцом. В страстную пятницу на клиросе духовного училища исполнялись в форме trio «блаженны» и «похвалы» в составе: А. С. Обтемперанский – 1-й тенор, И. К. Сахаров – 2-й тенор и И. Н. Ставровский – бас. Нужно сказать, что композиция этого песнопения исключительно яркая, эмоциональная и впечатление было исключительно сильным. Позднее автору сего случалось самому петь эти «блаженны» и «похвалы», но первоначальное впечатление осталось незабываемым» // ГАСО. Ф. р-2757. Оп. 1. Д. 385. Л. 13-13 об.

[6] Там же: в 1925 г.

[7] Там же: «Мы ещё несколько раз встречались с И. К. и ему было, очевидно, приятно сознавать, что его б[ывший] ученик по латинскому языку был в этот момент преподавателем тоже латинского языка в медицинском ин[ститу]-те» // Там же. Л. 14.

[8] В «свердловской коллекции» воспоминаний автор уточняет, что И. К. Сахаров скончался в начале войны.

 


Вернуться назад



Flag Counter Яндекс.Метрика