В. А. ИГНАТЬЕВ И ЕГО ВОСПОМИНАНИЯ

Часть IV. КАЗАНСКАЯ ДУХОВНАЯ АКАДЕМИЯ
НАЧАЛА
XX ВЕКА

 

 

ОЧЕРКИ ПО ИСТОРИИ КАЗАНСКОЙ ДУХОВНОЙ АКАДЕМИИ

декабрь 1960 г.

 

КАЗАНСКАЯ ДУХОВНАЯ АКАДЕМИЯ, ЕЁ ВНЕШНИЙ STATUS QUO ANTE[1]

 

Академия была расположена в северо-восточной окраине города, известной под названием Арского поля.[2] Неподалёку от неё находились два важных городских коммунальных учреждения, противоположных по своему назначению: городское кладбище и место для общегородских гуляний, известное под громким названием «Швейцария».[3] Вблизи академии были расположены также трамвайные гаражи. Трамвай в Казани был предприятием, принадлежащим бельгийскому анонимному обществу, акционером которого состоял и бельгийский король.[4] Городское кладбище было и теперь является местом вечного упокоения знаменитого математика Н. И. Лобачевского.[5] «Швейцария» – место гуляния горожан – очень красивый парк, который террасой спускался к Казанке, речке прославленной в известной студенческой песне:

«Там, где тинный Булак со Казанкой рекой

словно братец с сестрой обнимаются, -

Варлаамий святой, с золотой головой,

сверху глядя на них улыбается».[6]

Гуля[ющие] в «Швейцарии» кульминационной точки своей достигали в Троицу и Духов день, когда некоторые горожане раскидывали здесь шатры и безвыходно пребывали в них в течение двух, а иногда и трёх дней. Оркестр духовых инструментов здесь по вечерам играл весной, летом и осенью и услаждал студентов вальсами «Берёзка», «Над волнами», «Дунайские волны», «На сопках Манчжурии» и др.

В 1908 г. на площади «Швейцарии» была организована сельскохозяйственная выставка[7], на которой красовалась громадная бутылка-ресторан, которая и по окончании выставки осталась украшением этой местности и постоянным напоминанием о том, чтобы не забывали люди о существовании на свете Александровского пива.[8] Арское поле играло большую роль в истории Казани во время пугачёвщины, так что академия была расположена на важном историческом участке города.

Все другие академии – Киевская, Петербургская и Московская – расположены были при монастырях-лаврах[9], а Казанская не была связана с монастырями и представляла в этом отношении самостоятельную обособленную общину, подчинённую, правда, надзору Казанского архиепископа.

Территория академии занимала правильный четырёхугольник, квартал, ограниченный строениями и кирпичной стеной.

Постройки на территории были расположены симметрично по следующему плану:

План.[10]

Дорога, по которой шло движение мимо академии, и на которой был трамвай, проходила по северной стороне территории академии. На эту линию выходили боковые стороны зданий: на западе – библиотека – двухэтажное здание, а на востоке тоже двухэтажное здание, в котором был двухсветный актовый зал, канцелярия, квартира эконома и покои ректора академии. Оба эти здания были обращены фасадом внутрь двора. Между этими зданиями у западного были ворота и проезд, а далее сквер со звонницей. Главный корпус был расположен внутри двора, а за ним сад, а к западной стене прилегала баня, служебные постройки и больница.

 

[Скверик со звонницей]

 

Сквер перед главным корпусом был густо засажен деревьями (дубки, клёны) и кустами сирени. Весной это было место соловьиных концертов, и во время экзаменов, перефразируя известную песню Соловьева-Седова[11] «Соловьи, соловьи» можно было бы сказать: «Соловьи, соловьи, не тревожьте студентов: пускай студенты готовятся к экзаменам». Этот же скверик немного защищал главный корпус от грома, оркестра, который несся со стороны «Швейцарии».

 

[Учебный корпус]

 

Главный корпус имел четыре этажа, но нижний был уже подвальным помещением и здание имело вид трёхэтажного здания. В подвальном этаже были расположены: кухня, столярная мастерская и жилища «малых сих», т. е. разного обслуживающего люда. Здесь же была центр[альная] система отопления.

На втором, по существу на первом этаже были расположены комнаты следующего назначения. У самого входа по обе стороны от лестницы от подвального этажа были отгорожены две каморки – для швейцаров без дверей. В левом крыле по северной стороне вдоль коридора были расположены квартиры инспектора и пом[ощника] инспектора; по южной стороне – две комнаты учительской и профессорской, проход на лестницу и приёмная комната студентов.[12] Вдоль правого крыла – комнаты монахов, в том числе комната для богословского кружка и, так называемая «Нитрийская пустынь» (молельня), раздевальня (выделена) и квартиры второго пом[ощника] инспектора. По южной стороне – комнатка студентов (рабочая), в которой обычно стремились поселиться студенты, рассчитывающие на приём частых гостей, проход на лестницу и столовая с буфетом. В средине этажа лестница на следующий этаж.

На этом этаже [втором – ред.] по северной стороне в средине была расположена церковь[13], а к ней как продолжение по коридору справа примыкали две аудитории, а слева – студенческая читальня.

По южной стороне вправо была расположена аудитория, проход на лестницу и студенческая рабочая комната; влево – аудитория, проход на лестницу и две студенческих рабочих комнаты.[14] У проходов на лестницу на этом этаже с той и другой стороны проходов было расположено по комнатке, которые обычно выбирали себе любители уединения – картёжники, любители посещения вечеров и пр. На верхнем этаже по северной стороне были расположены: слева спальня, верхняя часть церкви (её второй этаж), одна рабочая студенческая комната, кладовая и комната для выдачи белья; по южной стороне – спальни и умывальник. Уборные были при лестницах. Здание имело центральное отопление и электрическое освящение. Если принять во внимание, что студентов было примерно 110-120 человек, то нужно признать здание просторным и удобным. Рабочие студенческие комнаты имели просторные столы, индивидуальные этажерки, с покатыми крышками для работы стоя и лампочками при каждой этажерке. В комнатах было достаточное количество стульев.

В спальнях у кроватей стояли табуреты. По ночам еженедельно чистилась обувь и по заявкам разглаживалась верхняя одежда.

ГАПК. Ф. р-973. Оп. 1. Д. 721. Л. 77 об.-81.

 

Библиотека

 

Двухэтажное каменное здание с двухсветным читальным залом в южной части его и хорами по стенам на уровне второго этажа – она была главным богатством академии, её гордостью и единственным оправданием для многих студентов за их четырёхлетнее пребывание [в] академии. Четыре раза в году на первых трёх курсах студенты писали сочинения, и это значило: четыре раза в месяц в обязательном порядке нужно было направляться в библиотеку и нагружаться необходимыми научными материалами. Во время же выполнения кандидатской работы связь с библиотекой удесятерялась.

Главным богатством библиотеки были рукописи Соловецкого монастыря, а среди них целая библиотека крюковых нот. Кроме того, в ней были ценные уникальные издания русские и иностранные по истории церквей восточных и западных на греческом и латинском языках. Академия вела широкую переписку с научно-религиозными учреждениями – академиями, университетскими богословскими факультетами. Все эти материалы поступали в фонд библиотеки.

Здесь работали два старца, исходившие библиотеку не меньше путешествия пешком в Палестину. У них был образцовый порядок, а в читальном зале соблюдалась абсолютная тишина.[15]

ГАСО. Ф. р-2757. Оп. 1. Д. 401. Л. 4-6.

 

Сад

 

Значительную часть площади академии занимал сад, а между учебным корпусом и им, а также по бокам корпуса был двор. На дворе разгуливал одинокий журавлик...

Сад был гордостью студентов. В нём были дубы и клёны. Почти посередине проходила широкая аллея, которая делила его почти на две равные части. В жаркие дни в аллее можно было отдыхать в тени. Сад был густой, с зарослями, что придавало ему красоту девственной природы. Влево от аллеи, почти у самого конца её, была лужайка, которая летом покрывалась цветами, а зимой на ней устраивался каток. На катке иногда завязывались знакомства с барышнями, живущими вблизи академии и охотно посещавшими его.

В саду, влево от аллеи, находилась больница: двухэтажное красное здание, как видно, выстроенное много позднее учебного корпуса.

С трёх сторон: восточной, западной и южной академическая площадь была ограждена каменной стеной.

Трамвай проходил по северной стороне площади академии и, поворачивая вправо, проходил по восточному её краю.[16]

ГАСО. Ф. р-2757. Оп. 1. Д. 401. Л. 9-11.

 

[1] status quo ante – по-латински положение дел, которое было раньше.

[2] Арское поле – площадь к востоку от Казанского кремля, которую в настоящее время занимают улица Николая Ершова и Парк культуры и отдыха им. Горького.

[3] В Казани имелись два замечательных места для общегородских гуляний, известных как «Русская Швейцария» и «Немецкая Швейцария».

[4] Анонимное Бельгийское общество конно-железных дорог в Казани, осуществившее ввод в эксплуатацию электрического трамвая в Казани.

[5] Лобачевский Николай Иванович (1792-1856) – русский математик, деятель университетского образования и народного просвещения.

[6] Старая песня казанских студентов.

[7] Имеется в виду международная выставка мелкой промышленности, профессионального образования, сельского хозяйства с отделами крупной промышленности и противопожарного дела, которая проходила в Казани с 4 июня по 4 сентября 1909 года в саду Русская Швейцария, ныне Парк им. М. Горького.

[8] От имени виноторговцев Александровых, которым в Казани принадлежало несколько пивоваренных заводов.

[9] В очерках «Казанская духовная академия» в «свердловской коллекции» воспоминаний автор указывает: «Петербургская при Александро-Невской лавре, Московская – при Троице-Сергиевой лавре, Киевская – при Киево-Печерской лавре и Казанская – сама по себе, без присоединения её к какому-либо монастырю. Вследствие этого у Казанской академии был и отличный внешний вид от других академий: те входили в ансамбль других монастырских строений, а Казанская академия имела свой независимый от других строений внешний вид: она строилась по плану, подсказанному только целями, ради которых она появилась на свет Божий как независимое учебное учреждение» // ГАСО. Ф. р-2757. Оп. 1. Д. 401. Л. 2-3.

[10] См. вкладку с фотоиллюстрациями.

[11] Соловьёв-Седой Василий Павлович (1907-1979) – советский русский композитор.

[12] В очерках «Казанская духовная академия» в «свердловской коллекции» воспоминаний автор уточняет: «Самой интересной комнатой на этом этаже была приёмная студентов. В ней стоял рояль, гарнитур мягкой мебели, стулья, стол с бархатной скатертью. На стенах повсюду были развешаны групповые карточки с окончивших академию за несколько лет, так что комната являлась своеобразным «пантеоном». Здесь студенты принимали своих гостей. Здесь же любители сольного пения упражнялись в своём искусстве» // ГАСО. Ф. р-2757. Оп. 1. Д. 401. Л. 7-8.

[13] Церковь Михаила Архангела (домовая) при Казанской духовной академии.

[14] В очерках «Казанская духовная академия» в «свердловской коллекции» воспоминаний автор уточняет: «Аудитории были небольшие с расчётом на 30-35-40 слушателей. В них стояли кафедры и парты. Рабочие комнаты были ещё по одной на первом и третьем этажах (см. планы №№ 2, 3 и 4). Он были рассчитаны на 12-15-20 и больше человек в зависимости от величины их. В них стояли большие столы для работы сидя и конторки для работы стоя» // ГАСО. Ф. р-2757. Оп. 1. Д. 401. Л. 8-9.

[15] Последним библиотекарем Казанской духовной академии был Фёдор Иванович Троицкий (?-1924), занимавший эту должность с 1879 г.

Уникальный фонд библиотеки академии в 1920-х гг. был рассредоточен по отдельным хранилищам. В 1997 г. значительная часть фонда библиотеки из научной библиотеки Казанского университета была передана библиотеке Казанского духовного училища, преобразованного в воссозданную Казанскую духовную семинарию в 1998 г.

Соловецкая библиотека в настоящее время хранится в Российской национальной библиотеке в г. Москве.

[16] В советское время сад был застроен. В настоящее время здесь медицинские учреждения, небольшая часть старого парка сохранилась только на участке больницы № 2.

 


Вернуться назад



Flag Counter Яндекс.Метрика