Константин Григорьевич Григорьев

 

Наука, лекции по которой он читал, и которую мы именовали «апологетическим богословием», не значится почему-то в дипломе. Можно только предполагать, что она: или только в Казанской академии была принята, а в других академиях её не было, и поэтому она не вошла в стандартную форму диплома; или не вошла в диплом ввиду её специфического назначения, экспериментального характера, с неопределённым пока профилем. В том виде, в каком её нам преподавал профессор Григорьев[1], её следовало бы назвать наукой по борьбе с атеизмом, порождаемым естественными науками. Но принять её в такой формулировке в диплом, очевидно, было бы неудобно, и поэтому, может быть, она просто стыдливо, как говорится, замалчивалась в официальном документе.

Между тем лекции по этой именно дисциплине были очень популярными у студентов, а лектор – Константин Григорьевич Григорьев пользовался особым вниманием и авторитетом. В академии вошло в традицию приходить на первую в году лекцию проф[ессора] Григорьева со всех курсов, а также на некоторые лекции и в течение года. Это был беспрецедентный случай за всё время существования академии.

Что было предметом лекций проф[ессора] Григорьева и что привлекало студентов на его лекции?

Предметом лекций проф[ессора] Григорьева была, прежде всего, целая система «доказательств бытия Божия»: телеологическое, онтологическое и пр. Это была, так сказать, его «тяжёлая артиллерия». В эти доказательства входило всё, что можно было взять у философов-идеалистов на эту тему. Между прочим, как на авторитет в этой области профессор ссылался и на проф[ессора] Казанской академии, т. е. на своего же коллегу Виктора Ивановича Несмелова – на его книгу «Наука о человеке». Он считал, что в этой книге проф[ессор] Несмелов обосновал онтологическое доказательство бытия Божия из анализа внутреннего мира человека (человек носитель образа Божия). Вторым предметом лекций проф[ессора] Григорьева была критика различных научных материалистических учений, например, когда в свет вышли «Мировые загадки» Геккеля[2] – этот катехизис материализма, - то он делал обстоятельный критический разбор их, конечно, с позиций идеалистической философии. Профессор в своих лекциях откликался на всякие новые течения в науке подобного рода, и это именно обеспечивало интерес к его лекциям. Обычно с этого именно, т. е. с сообщения о чём-либо новом в этой области, он начинал свои лекции в новом учебном году. Вот почему на его первую лекцию и устремлялись студенты. В своих лекциях, кроме того, проф[ессор] Григорьев затрагивал широкий круг вопросов по борьбе с атеизмом, исходя из публицистической литературы. При безнадёжной окаменелости и мертвечине, которые характерны были для основных богословских предметов в академии, его лекции были чем-то вроде отдушины, через которую входил свежий воздух. Другое дело, насколько убедительны были лекции проф[ессора] Григорьева, а они иногда были очень рискованными для него, потому что он иногда пускался в критику таких научных положений, которые требовали серьёзного знакомства с естественными науками или затрагивали авторитет великих людей, например Л. Н. Толстого.

Привлекала студентов также манера чтения лекций проф[ессора] Григорьева: он не читал, а произносил речь, пользуясь конспектом. Язык его лекций был образным и даже изящным. Может быть, не последнюю роль при этом играло и то, что он обладал счастливой наружностью и имел тонкую, в высшей степени деликатную, чисто «джельтменскую» манеру обращения со студентами.

После того смятения духовного, которое вызвала революция 1905 г., когда среди молодёжи, в том числе и среди студентов академии, появились люди типа Ивана Карамазова с червячком сомнений по поводу веры в Бога, лекции проф[ессора] Григорьева имели целью поддержать веру в Бога. Среди ревнивых почитателей его лекций, несомненно, были и такие «фомы-неверные», которые по примеру своего колеблющегося в вере ученика Христова могли бы сказать: «Верую, Господи! Помози моему неверию!»

В виду исключительного положения, которое занимал в академии проф[ессор] Константин Григорьевич Григорьев, ему было присвоено звание экстраординарного профессора.

Шла молва о том, что он после Октябрьской революции [он] работал в школе соцвоса [отдела социального воспитания – ред.] и был директором этой школы.

ГАСО. Ф. р-2757. Оп. 1. Д. 401. Л. 130-136.

 

[1] Григорьев Константин Григорьевич (1875-1925) – сын священника Казанской губернии. Окончил Казанскую духовную семинарию в 1897 г. Кандидат богословия Казанской духовной академии 1901 г. И. д. доцента кафедры введения в круг богословских наук с 1902 г. Магистр богословия 1905 г. Доцент с 1905 г. Экстраординарный профессор кафедры основного богословия с 1910 г. Профессор кафедры основного богословия Казанской духовной академии. Русский писатель.

[2] Геккель Эрнст Генрих (1834-1919) – немецкий естествоиспытатель и философ. Автор терминов питекантроп, филогенез, онтогенез и экология; апологет «монизма» - научно-философской теории, призванной «заменить» религию.

 


Вернуться назад



Flag Counter Яндекс.Метрика