В. А. ИГНАТЬЕВ И ЕГО ВОСПОМИНАНИЯ

Часть V. БУГУРУСЛАНСКОЕ РЕАЛЬНОЕ УЧИЛИЩЕ
(1913-1914)

 

 

ГОД РАБОТЫ В БУГУРУСЛАНСКОМ РЕАЛЬНОМ УЧИЛИЩЕ

[1965 г.]

 

[Назначение на должность учителя русского языка и литературы]

 

В начале июня 1913 года я закончил учение в Императорской Казанской духовной академии со званием кандидата богословия. Закончен был путь обучения в духовных учебных заведениях, начатый ещё в 1897 г. в Камышловском дух[овном] училище. Пятнадцать лет учения и жизни в общежитиях! И вот я вышел в жизнь. За всё время моего учения в духовных школах у меня не было мысли пойти в священники, а при окончании академии даже мысли о работе в духовных учебных заведениях. Такова была моя реакция на происхождение из семьи дьячка. Сколько приходилось видеть унизительного в положении русского духовенства! Отсюда и родилась мысль: бежать, бежать из него, куда представится для этого возможность. В академии у меня окончательно созрела мысль – идти работать по линии Министерства народного просвещения.

Первое предложение на работу я получил из Симбирского кадетского корпуса. Оно ждало меня ещё в Тече, когда я направлялся туда на каникулы после окончания академии.[1] Каникулы кончились, и я поехал устраиваться на работу. В мои планы входило: проехать в Симбирск и дальше в Казань, если не удастся устроиться в Симбирске, причём ещё до приезда в Симбирск у меня образовалось некое предубеждение против кадетского корпуса: военное учебное заведение, военная дисциплина, но, думаю, всё-таки заеду – посмотрю. Кадетский корпус – все его работники и ученики были в лагере, и я проехал в Казань. В Казанском учебном округе мне было предложено место преподавателя русского языка и литературы во вновь организуемом Саратовском учительском институте на очень выгодных условиях работать на ставку при неполной учебной нагрузке пока институт будет развёртывать свою работу. Меня всё-таки привлекала работа в учебном заведении типа гимназии. Мне предложена была должность преподавателя русского языка и литературы в Бугурусланском реальном училище Самарской губернии, и я принял это предложение.

В Бугуруслан я прибыл 14-го сентября, в день «Воздвижения»[2], и в реальном училище в этот день занятий не было, а было, как я потом узнал, родительское собрание. Я приехал в город в шесть часов утра. Сразу же после университетского города я попал в объятия глухой российской провинции. С маленькой, типичной для провинциального города, станции на расстоянии полуторых, примерно, вёрст дорога шла по невысокой дамбе в город, расположенный на небольшой горке. При въезде в город, слева расположены были громадные лабазы – амбары местных толстосумов, скупщиков зерна пшеницы для отправки её заграницу. На горке, справа, было здание трактирного типа, и дальше развёртывался уже весь город, в котором всё напоминало, если можно так выразиться, аксаковскую провинцию. Человеку, читавшему «Детство Багрова-внука» С. Т. Аксакова, здесь всё напоминало о тех патриархальных временах, которые бытописал маститый писатель. В городе жил ещё дальний отпрыск Сергея Тимофеевича и был каким-то посмешищем среди городских мальчишек. Стоило ему появиться на улице, как они поднимали дикий крик: «Аксаков, Аксаков», крик, в котором слышалась насмешка над носителем этой фамилии.

Не нужно было много затратить времени, чтобы обозреть город. В центре города была площадь. На ней ряд магазинов, грязная гостиница, соборная церковь, неподалёку тюрьма – обычная картина любого городка «Окурова». Русь, Русь! Но уже и черты нового времени тут же на площади: реальное училище, высшее начальное училище, учительская семинария[3] и гордость города – «Гоголевская аудитория» - клуб и театр.[4] В городе, кроме того, были две женские гимназии и дух[овное] училище.[5] Женский монастырь – необходимая принадлежность всякого провинциального русского города – был в Бугуруслане.[6] На берегу реки Кинели небольшой скверик с клубом, в котором проходили земские съезды.[7] Земская больница, банк, кино в заброшенном магазине, захудалые городские бани – вот и вся картина города. Конечно, к сему нужно добавить: грязь по колено осенью и весной и пыль летом. Был предводитель дворянства, исправник, полицейские чины. Из интеллигенции: много учителей, три врача, один зубной врач и разные чиновники. Купечество и тузы: Агеевы, Фадеевы, Кобылины и Ко. Один генерал на пенсии.

 

[1] В очерке «Первые годы педагогической деятельности П. А. Иконникова» в составе автобиографических очерков «Петя Иконников» в «пермской коллекции» воспоминаний автор сообщает, что предложение получил в июне 1913 г., а в августе навестил своего брата Ивана в Тобольской губернии, после чего направился в Симбирск.

[2] Праздник Воздвижение Креста Господня (14/27 сентября).

[3] Бугурусланская учительская семинария с четырёхгодичным сроком обучения открылась в 1913 году и просуществовала до 1918 года, в 1919 году на её открылись трёхгодичные педагогические курсы.

[4] Гоголевская аудитория на углу улиц Торговой (Красногвардейской) и Дворянской (Коммунистической), в настоящее время – Бугурусланский драматический театр им. Н. В. Гоголя.

[5] Бугурусланское духовное училище существовало в 1862-1918 гг.

[6] Бугурусланский Покровский женский монастырь существовал в 1874-1924 гг.

[7] И дворянские собрания (ред.).

 


Вернуться назад



Flag Counter Яндекс.Метрика