О любви семинаристов к своей семинарии и семинарской гордости*

 

В августе 1902 г. накануне моего отъезда в Пермь на экзамен для поступления в семинарию моя ровесница, вместе с которой я учился ещё в сельской школе и даже родня – «сватья» Соня Б[ирюкова], на прощанье сказала мне: «Желаю быть семинаристом». Она выразилась, конечно, не точно; она хотела сказать, что она желает мне поступить в семинарию, но она, зато точно указала на мое желание «быть семинаристом». Что это выражение – «быть семинаристом» - означало для меня? И как его могла понимать Соня Б.? Вероятно, не больше того, как быть молодым человеком, каким мы привыкли называть кого-либо семинаристом и какими были наши старшие братья. Младшим всегда свойственно в какой-то степени идеализировать старших и желать быть такими, как они. В действительности же поступление в семинарию для меня, как и для всякого другого юноши, обозначало подчёркнутый момент в жизни, момент перехода из детского возраста в отроческий и юношеский возраст. Это обозначало глубокий перелом в самосознании: я уже не ребёнок, не дитя, а становлюсь взрослым. Ни у гимназистов, ни у «реалистов»[1] такого подчёркнутого момента перехода из одного возраста в другой возраст не было. Это очень важно отметить для понимания некоторых особенностей психологии семинаристов. Важно отметить, что поступление в семинарию в некоторой степени вело к изменению бытовых условий жизни, хотя и при наличии жизни в общежитии: предоставлению большей свободы, чем это было в духовном училище. Наконец, период обучения заканчивался позднее, чем, скажем, в гимназии или реальном училище, а именно около 20-21 г. и, по идее, назначению обучения, приводил к определенной профессии – к деятельности служителя культа. Всё это создавало особые условия развития семинаристов в особых, специфических отношениях их к своей alma mater.

Наряду с регламентированным порядком учения и жизни, регулируемым звонками и недрёманым оком начальственного надзора, у семинаристов существовали свои чисто демократические организации, в которых действовали их инициативы, и удовлетворялось их стремление к самостоятельности, самоорганизации. Этому же служили и некоторые мероприятия. Существовала, например, ученическая библиотека. Комплектование её, конечно, регулировалось сверху: не всё, что хотелось бы, можно поставить на полку ученической библиотеки, но организация распорядка пользования ею, в том числе фондом учебников было в руках семинаристов. Беря книгу для чтения или учебник, я чувствовал ответственность перед своей библиотекой, во главе которой стоял один из наших же товарищей. Ни в гимназии, ни в реальном училище, ни в какой другой школе такой библиотеки не было.

Семинарский хор был в полном смысле свободной ученической организацией. Регентом был ученик, он же набирал певцов, он устанавливал время для спевок и т. д.

После революции 1905 г. установлены были дежурства в столовой. Они были самостоятельной ученической организацией.

Посещение театра организовывали сами семинаристы: сами покупали билеты или целые ложи. Сами следили за порядком и поведением в театре. В дни бенефисов семинаристы выступали с адресами. Среди них были всегда поклонники разных артистов. У кого из нас не связаны лучшие воспоминания семинарского периода жизни с оперой! К чести нашего начальства нужно сказать, что нам не препятствовали ходить в театр.

Сколько хороших воспоминаний связано с организацией вечеров! Здесь именно выделялись таланты организаторов, музыкантов, певцов и декламаторов. Всё это было свободной организацией учеников.

Нельзя не упомянуть о декоративном мастерстве, проявляемом в дни великих праздников, особенно на Пасхе.

Было свободным посещение городской читальни. Многие пользовались библиотекой им[ени] Смышляева. Много времени было для чтения. Всё это осталось дорогим воспоминанием. За это только одно можно любить, и любили семинаристы свою alma mater. При всём режиме, связанном со специфическим обучением в духовной школе, каковым являлась семинария, в ней давалась возможность в период формирования личности свободно развиваться тем или другим задаткам природы кого-либо. Нужно полагать, что в семинариях именно в зачаточном виде формировалось мировоззрение таких людей, как [Д. Н.] Мамин-Сибиряк, И. П. Павлов и даже [Н. А.] Добролюбов[2] и [Н. Г.] Чернышевский. Хотя мировоззрение в дальнейшем стало развиваться в противоположном направлении от семинарских наук, но именно свободное развитие в семинарии – чтение книг, размышления и т. д. – толкнуло их в сторону материалистической и демократической идеологии. В семинарии же, конечно, и сформировался научный и литературный язык, блестяще использованный ими в их письменных трудах.

Были в семинариях, в частности в Пермской семинарии, тёмные стороны, отрицательные явления? Да, были. Были, например, случаи пьянства, но они же не определяли физиономии всего учреждения: это были только отдельные порывы, особенно в младших классах, но они быстро вскрывались. Тот, кто изобразил бы пьянство в семинарии, как массовый порок в наши времена – начало XX в., тот возвёл бы на семинарию неблаговидный поклёп. Были среди семинаристов циники, посетители «учреждения» Парфёныча? Были, но это опять-таки не показательно для характеристики всей массы семинаристов, да и вообще только для семинарии: этим грешили и другие школы. Были ли грубые, и даже преступные выступления семинаристов против педагогов? Были. Например, в Саратовской семинарии был убит учеником инспектор[3]; в Пермской семинарии освистали учителя в день его юбилея. Но это были случаи исключительные и поэтому редкие, патологические. Но ведь в семинарии именно был выработал тезис, характеризующий отношения учеников к учителям: «Наставникам, хранившим юность нашу, не помня зла, за благо воздадим». И того же учителя, которого освистали в день юбилея, с почестями проводили на «вечную память».

Нельзя сгущать плохое и за ним не видеть ничего хорошего. Нельзя отрицать того, что в семинариях воспитывалось у учеников чувство товарищества, дружбы. «Братва» - так называли семинаристы свой коллектив. Нельзя отрицать, что из семинарии вышло много учёных, врачей, учителей и др. Имя «семинарист» иногда с почётом присоединяется к фамилии какого-либо учёного. Нельзя отрицать, что семинаристы хорошо зарекомендовали себя, например, на медицинских факультетах университетов, как настойчивые и упорно овладевающие наукой. Нельзя отрицать, что семинаристы зарекомендовали себя хорошо, как мастера писать сочинения. Пусть припомнит кто-либо из гимназистов, как выручали его семинаристы в «минуту жизни трудную», когда сидя у открытого окна на втором этаже он на ниточке поднимал трепетной рукой свёрнутый листок бумаги. Семинаристы были признанными знатоками классических языков. Гордостью семинаристов являлся их хор и певцы – солисты. Выступление семинарского хора на вечерах было блестящим подтверждением высокой музыкальной культуры семинаристов. Исполнение таких номеров, как «Ноченька» из оперы «Демон» Рубинштейна, как хор жрецов из оперы «Аида», «Как по горнице светлице» из оперы «Русалка» проходило, по заключению авторитетных лиц, на уровне среднего оперного хора. Семинаристы вправе гордиться такими солистами – певцами, как Медведевым, Шестаковым, Чирковым, Ласиным и др. Все они оставили по себе добрую память в Перми, выступая на вечерах в семинарии и в гимназии Барбатенко. Из Пермской семинарии вышел широко известный на Урале регент М. В. Попов.

Воспитанниками Пермской духовной семинарии были: а) организатор Пермского краеведческого музея – Павел Николаевич Серебренников; б) известный краевед и основатель исторического музея в Шадринске – Владимир Павлович Бирюков.

Пермскую духовную семинарию окончили профессора:

а) Московского университета имени Ломоносова – Павел Степанович Богословский;

б) профессор Свердловского медицинского института Владимир Павлович Луканин;

в) профессор Пермского медицинского института – Иван Степанович Богословский;

г) доцент Свердловского педагогического института А. В. Затопляев.

д) преподаватели высших учебных заведений: а) П. А. Липин, б) В. А. Наумов, в) В. А. Игнатьев.

е) заслуженный врач, кандидат медицинских наук – Леонид Васильевич Лепешинский.

ж) врачи: Успенский А. П., Кокосов М. И.[4], Скворцов В. А.[5], Бирюков А. П., Мухин А. А., Мультановский П. Н., Нассонов А. П.

з) ветеринарные врачи: Михайлов Ф. А., Удинцев А. Н., Ставровский И. Н. и многие, многие другие.[6]

Главную же славу Пермской духовной семинарии и гордость составили:

1) Д. Н. Мамин-Сибиряк, певец Урала.

2) А. С. Попов – изобретатель радио.

3) П. П. Бажов – творец уральских сказов.

27.VIII.[19]60.

ГАПК. Ф. р-973. Оп. 1. Д. 725. Л. 175-180.

*В «свердловской коллекции» воспоминаний автора отсутствует.

 

[1] «Реалисты» – ученики реального училища.

[2] Добролюбов Николай Александрович (1836-1861) – русский литературный критик, поэт, публицист, революционный демократ. Окончил Нижегородскую духовную семинарию.

[3] В Саратовской духовной семинарии в 1911 г. был убит семинаристами инспектор семинарии Алексей Иванович Целебровский.

[4] Кокосов Михаил Иванович (1877-?) – сын священника Камышловского уезда. Окончил Камышловское духовное училище по 1-му разряду в 1891 г. и Пермскую духовную семинарию по 1-му разряду в 1897 г. «Окончил медицинский факультет Томского университета. Работал врачом». (Шишёв А. Н. Биографические справки на бывших воспитанников Пермской духовной семинарии. Т. 2. // ГАПК. Ф. р-973. Оп. 1. Д. 1277. Л. 70).

[5] Скворцов Василий Алексеевич (1881-1938) – сын священника Камышловского уезда. Окончил Камышловское духовное училище по 2-му разряду в 1896 г. и Пермскую духовную семинарию по 1-му разряду в 1902 г. «Окончил медицинский факультет Томского университета. Работал земским врачом на участке Каменского завода Камышловского уезда. В 1918 г. избран председателем волостного исполкома, но вскоре вынужден был подать в отставку, т. к. разочаровал рабочих. Репрессирован в 1930-е гг.» (Шишёв А. Н. Биографические справки на бывших воспитанников Пермской духовной семинарии. Т. 5. // ГАПК. Ф. р-973. Оп. 1. Д. 1280. Л. 72). Реабилитирован в 1957 г. См. «История врача Скворцова» // Сайт «Каменск-Уральский. Страницы истории (http://history-kamensk.ru/history/20-istorija-vracha-skvorcova.html).

[6] Многим из этого списка автор посвятил отдельные очерки. См. ниже.

 


Вернуться назад



Flag Counter Яндекс.Метрика