О преподавании классических языков в нашей семинарии*

 

Учебным планом духовных семинарий на изучение латинского и греческого языков отводились часы в первом и втором классах. Программой занятий в основном предусматривались переводы из произведений классиков – писателей римской и греческой истории и художественной литературы. Вся черновая работа по изучению грамматики этих языков падала на плечи преподавателей духовных училищ и являлась безусловной заслугой этих преподавателей. Стоит только вспомнить, например, сколько энергии и трудов было положено на это преподавателем греческого языка Петром Васильевичем Хавским и преподавателем латинского языка Иваном Кузьмичом Сахаровым в Камышловском духовном училище, чтобы по достоинству оценить их великий труд. Преподавателям семинарии, можно сказать, оставалась только «чистовая» работа по некоторому углублению знаний учеников, привитию навыков перевода и чтения текстов, обогащению лексикона, что, конечно, являлось само по себе почётной задачей.

Судя по тому, что в 1902 г., при приёме в семинарию проводились между прочим экзамены по греческому языку, можно заключить, что изучению классических языков в нашей семинарии придавалось большое значение, однако постановку изучения их нельзя признать в полной мере удовлетворительной. Несомненно, что далеко не использованы были для этого все возможности, и главной причиной этого была текучесть преподавательского состава и пестрота приёмов обучения и требований к учащимся. В самом деле, автору сего за два года обучения латинскому языку пришлось иметь дело с тремя преподавателями. В первом классе занятия проводил преподаватель настолько не популярный среди учащихся, что не сохранилось в памяти его имя, отчество и фамилия, а сохранилось только прозвище «Эбурон»[1], данное, очевидно, из переводов «De bello Gallico» Цезаря.[2] Он был настолько рассеянным, что одетый во фрак иногда являлся на занятия с полурастёгнутыми пуговицами у брюк. Он совершенно не в состоянии был поддерживать дисциплину в классе. Когда он ходил между партами по рядам, на фрак ему прицепляли бумажки. Год занятий был потерян. Лучше шли занятия при Викторе Михайловиче Можгинском, но в его занятиях была недостаточная углублённость, переводы делались со слабым анализом текста. Это обнаруживалось, когда во втором классе в течение некоторого времени занятия стал проводить Иван Ермилович Губкинский. Он был очень требовательный и много внимания уделял грамматическому анализу текста. На его занятиях учащиеся многое вспоминали из прежде изученного и вновь изучали из синтаксиса латинского языка. Думается, что если бы в течение двух лет занятия были проведены Иваном Ермиловичем, то его ученики смогли бы свободно переводить некоторые отрывки из Цезаря без словаря.

Во время первой империалистической войны латинский язык попал в ещё более худшее положение: он оказался на положении разменной монеты, т. е. был распределён между несколькими преподавателями для выравнивания их нагрузки.

Греческий язык в 1904-1906 гг. преподавал Арсений Алексеевич Дроздов, а после него продолжительное время – Плетнёв.[3]

По латинскому языку переводы делались из «De bello Gallico» Цезаря и «Энеида» Вергилия, а по греческому языку – Ксенофонта «Воспитание Кира» и «Илиада» Гомера. Система занятий была такая: давался текст для перевода на дом – строк 5-6, а на уроках делалась проверка перевода и знание встречающихся в тексте слов. Аккуратно велись словари встречающихся в тексте слов. При выполнении домашних работ широко развита была «кооперация», т. е. пользование чужим трудом – списывание. Были любители «подкавывать» текст, даже художники этого дела, так что когда учебники возвращались в библиотеку, то легко можно было определить, какой текст «прорабатывался» в течение года. «Ключей» к переводам не употребляли. Эта мода была распространена среди гимназистов, особенно в старших классах. «Ключи» обильно доставляла Одесса.

 

Иван Ермилович Губкинский.[4]

Он был уже в полном смысле слова старцем. Не известно, откуда он явился в нашу семинарию. Строились предположения, что когда-то где-то жизнь его сильно потрепала. Он был человек замкнутый, не общительный. Таким, по крайней мере, он казался. Про него говорили, что недоверчивость его к другим людям была такова, что он не доверял кому-либо другому готовить себе обед, а готовил сам. Он жил в полном смысле слова анахоретом. Но он был рыцарем чести и долга. Сознание долга по работе у него было видно из его требовательности и по отношению к себе и к ученикам. У него ясно проглядывало желание как можно больше передать знаний предмета своим ученикам и от них потребовать больше знаний. Его честность и сознание долга также были обнаружены, когда он был избран в комиссию по проверке хозяйственной деятельности главы семинарии и, как говорили, раскопал там «завалы» в делах.

ГАПК. Ф. р-973. Оп. 1. Д. 725. Л. 181-186 об.

*В «свердловской коллекции» воспоминаний автора отсутствует.

 

[1] Возможно, имеется в виду Спасский Сергей Павлович – сын протоиерея Владимирской губернии. Кандидат богословия Киевской духовной академии 1891 г. В 1891-1893 гг. преподаватель гражданской истории в 4-6 классах и Закона Божия в 6 параллельном классе Орловского епархиального женского училища; в 1893-1896 гг. преподаватель арифметики и географии в параллельных классах Черниговского духовного училища; в 1896-1899 гг. преподаватель латинского языка в Задонском духовном училище; в 1899-1901 гг. преподаватель латинского языка в Тульской духовной семинарии; с 7 марта 1901 г. преподаватель латинского языка в Пермской духовной семинарии. Коллежский советник. // «Пермские епархиальные ведомости». 1902. № 37 (1 октября) (отдел официальный). С. 444.

[2] «Записки о Галльской войне» древнеримского полководца Юлия Цезаря (100-44 до н. э.).

[3] Плетнёв Дмитрий Иванович – кандидат богословия Киевской духовной академии 1902 г. Надворный советник.

[4] Губкинский Иван Ермилович – сын священника Рязанской губернии. Кандидат богословия С.-Петербургской духовной академии 1886 г. В 1886-1887 гг. преподаватель гомилетики, литургики и практического руководства для пастырей в Минской духовной семинарии; в 1887-1895 гг. преподаватель тех же предметов в Рязанской духовной семинарии; в 1895-1897 гг. преподаватель тех же предметов в Симбирской духовной семинарии; в 1897-1901 гг. преподаватель латинского языка в той же Симбирской семинарии; в 1901-1903 гг. преподаватель латинского языка в Ранненбургском духовном училище; с 28 августа 1903 г. преподаватель латинского языка в Пермской духовной семинарии. Статский советник. Имел ордена: св. Станислава 2 ст. и св. Анны 3 ст. // «Пермские епархиальные ведомости». 1906. № 27 (21 сентября) (отдел официальный). С. 437.

 


Вернуться назад



26.10.2019
Добавлен очерк о храме Благовещения Пресвятой Богородицы Пыскорского Спасо-Преображенского мужского ...

26.10.2019
Добавлен очерк о храме иконы Пресвятой Богородицы "Владимирская" Пыскорского ...

26.10.2019
Добавлен очерк о храме Святой Живоначальной Троицы Пыскорского Спасо-Преображенского мужского ...

26.10.2019
Добавлен очекр о храме Иоанна Предтечи Пыскорского Спасо-Преображенского мужского монастыря ...

26.10.2019
Добавлен очерк о храме Рождества Пресвятой Богородицы в селе Усть-Боровом (каменном) (1752-1936).

Категории новостей:
  • Новости 2019 г. (204)
  • Новости 2018 г. (2)
  • Flag Counter Яндекс.Метрика