Семинарское вече

 

Событие это было чрезвычайное и уникальное. В течение одного учебного года, если не ошибаюсь – 1907-1908[1] – в общежитии семинарии объявился и действовал «вор-воробей». То одна, то другая вещь пропадала – из верхней одежды, из обуви, часы и прочее и, несмотря на повышенную бдительность всего коллектива, вор был не уловим. Кого-кого только не подозревали в этом, подвергали усиленному за ним наблюдению – нет, вор был неуловим.

Наступил последний день экзаменов в первом классе, на завтра ученики этого класса должны были покинуть общежитие. Двум семинаристам, жертвам вора, пришла в голову мысль устроить ловушку для вора с приманкой. Ночью они прикинулись спящими, положив карманные часы к одной койке на виду. И вот в полночь «рыбка клюнула»: воришка взял часы и, заметив, что его выследили, обратился в бегство. Маршрут его был вдоль коридора III этажа, спуск на II этаж по западной лестнице и подъём на III этаж по центральной лестнице, а в конце – скрыться на кровати под одеялом. Он стремительно пробежал по этому маршруту и успел спрятаться под одеяло, но преследование было тоже по пятам… и вор, как говорится, был прижат к стене. Сердцебиение и испуг не удалось скрыть, а потом под тюфяком были обнаружены и часы.

Наутро весть о поимке воришки разнеслась по семинарии, и объявлено было общее собрание семинаристов для разбора дела. И тут нашим глазам представился первоклассник, успевший благополучно сдать все экзамены и готовившийся в этот день поехать домой на каникулы. Он оказался сыном священника из Чердынского уезда, которому родители часто присылали деньги на мелкие расходы, но этого казалось ему мало, и он стал воровать. Медленно, шаг за шагом, он раскрывал картину своей деятельности за год. Оказалось, что им совершено было до десяти краж. На вопрос: куда он девал эти вещи, он сказал: часть уносил на толкучку, а часть сдавал в ломбард. Следствие проводилось без участия администрации, и вече постановило довести об этом до сведения инспектора. Семинарист был исключён из семинарии. Нужно сказать, что возмущение этим проступком было великое, особенно со стороны бесчестия, позора для семинарии, и поэтому и решение было принято суровое. Воровство было изжито.

ГАПК. Ф. р-973. Оп. 1. Д. 725. Л. 123-124.

 

[1] В очерке «Семинарское вече» в составе очерков «Старая Пермь (из воспоминаний пермского семинариста)» в «свердловской коллекции» воспоминаний автора – 1903 или 1904 (ГАСО. Ф. р-2757. Оп. 1. Д. 374. Л. 84).

 


Вернуться назад



Flag Counter Яндекс.Метрика