[Сергей Александрович] Предтеченский*

 

Предтеченский читал лекции по литургике. В его задачу входило представить в историческом аспекте организацию и развитие ритуальных священнодействий, а главным образом литургии, откуда и название науки литургика. Роковым для этой науки ещё с момента изучения её в семинарии является её непринятие, чисто психологическое непризнание необходимости изучения её. «Ни к чему» - так определялось отношение к ней и в семинарии, и в академии. И в самом деле? Кому нужна эта наука в жизни? Только тем, кто собирался принять священный сан, а таковых было очень мало: один два из тридцати.

На опыте изучения именно этой науки можно было наблюдать в классической, так сказать, форме систему организации и посещения лекций. Посещение лекций было свободным. В этом было спасение студентов от мучительного присутствия на таких лекциях, где их заведомо ожидала тоска. В таком положении именно находилась литургика. Считалось, что двое присутствующих на лекции студентов являются достаточными для кворума, чтобы состоялась лекция. Так и было: два «учинённых» брата, называемые «присяжными», символизируют присутствие тридцати студентов. На их обязанность является записать содержание лекции приблизительно к стенографической точности, обработать, дать профессору на просмотр и, таким образом, подготовить материал для подготовки к экзамену. Расчёт за знания только на экзаменах: ходил ты на лекции, или не ходил – твоё дело, ответил отлично – получай «пять». При такой системе аудитории по разным дисциплинам наполнялись по-разному: двадцать, пятнадцать, десять и т. д. человек. На систематической философии – все тридцать: с Несмеловым шутки плохи, ну, а на литургике - два «учинённых»: об этом существовала «немая» договорённость сторон.

Доцент Предтеченский, маленький, тщедушный человек, по звонку поднимался на кафедру, не глядя на студентов (он знал, что их двое), читал по тетради до звонка, а после звонка поднимался со стула, сходил с кафедры и, не глядя на студентов (он знал, что их двое и не могут от него скрыться), покидал аудиторию. Это и есть классическое проявление принятой системы, вернее – классическая изнанка её, доведённая ad absurdum. Но зато принцип – libertas in principio.[1]

ГАПК. Ф. р-973. Оп. 1. Д. 721. Л. 51-52 об.

*В составе очерков «Казанская духовная академия» в «свердловской коллекции» воспоминаний название очерка: «Доцент Сретенский» (ошибка автора).

 

[1] libertas in principio – по-латински свобода в начале.

 


Вернуться назад



Flag Counter Яндекс.Метрика