Вечернее время в общежитии*

 

Вечерние занятия в общежитии, или, как их короче называли, «занятные» были естественной формой организации учеников в интернате, предусмотренной уставом семинарии. Про «занятные» в семинарии можно сказать, что они имели свою диалектику, свои принципы и законы организации. Если же продумать эти законы организации, то можно убедиться, что они имели большое воспитательное значение, о чём речь будет ниже.

Первый закон «занятных» состоял в ограничении передвижения по зданию. Звонок в пять часов вечера обозначал, что все должны разойтись по классам на подготовку уроков. В здании устанавливалась такая же тишина, как и в дневные часы занятий. Коридоры, лестницы и все комнаты, кроме классов, пустели. Обычно и из начальства в эти часы редко кто показывался на втором этаже, где расположены были классы. Тишина и порядок, так сказать, вверялись самой массе учащихся. Иногда, но очень редко, в коридоре на втором этаже появлялась величественная фигура ректора, который поднимался на второй этаж, очевидно, «подразмяться» от сидения в своём кабинете на первом этаже. В этом случае молниеносно по классам разносилось сообщение: «Ребята, в коридоре ректор», - и в классах наступала сугубая тишина. Иногда на площадке у церкви можно было заметить кого-либо из «зубрилок» ближайшего первого класса, уединившегося для заучивания уроков. Иногда по коридору промчится Яша, чтобы вызвать кого-либо к «отцу лектору», но общий тон тишины и спокойствия не нарушается до очередной перемены, которая наступала, примерно, через час. Правда, была ещё одна категория нарушителей тишины, но это были такие осторожные нарушители, что тишина от них, собственно говоря, и не страдала. Это были сами «страдальцы» «табакуры». Такие «страдальцы» робко выглядывали в коридор: нет ли кого из начальства, потом на цыпочках, оглядывались по сторонам, «яко тать в нощи», устремлялись вдоль по коридору за угол, в боковой коридор, ведущий в туалет, одновременно являвшийся и курилкой.

Вторым законом «занятных» было самоограничение и самодисциплина семинаристов. В отличие от уроков с нами не было учителя: порядок в классе и тишина диктовались самой задачей «занятных» - необходимостью подготовить уроки на «завтра». В каждом классе, конечно, находились отдельные «особи», которые наплевательски смотрели на подготовку уроков, но не они устанавливали в этом случае порядки. Закон гласил: «соблюдай тишину, не мешай заниматься». Если нужно с кем-либо поговорить, «говори шёпотом»; если нужно перейти на другое место, «переходи без шума». Появлялись нарушители порядка – призывали их прекращать мешать занятиям.

В семинарии существовала ежемесячная оценка успеваемости. Обычно в течение одного урока преподаватель успевал проверить двух, редко трёх учеников. Таким образом, устанавливалась определенная очерёдность проверяемых; те из них, которые ещё не отвечали, должны были быть «начеку». Получалось так, что в классе всегда находились несколько человек, которым нужно было готовиться к ответу. Это были те лица, которым на «занятных» должна быть обеспечена возможность готовиться к урокам; это было самым убедительным аргументом для дисциплины на «занятных». В конечном счете, на этом основывалось уважение к труду другого человека, и это безусловно воспитывалось на «занятных не под воздействием кого-либо из-вне, а путём внутреннего убеждения. В этом безусловная положительная сторона «занятных»: воспитание самоконтроля, самодисциплины. И нужно отдать справедливость: как правило, дисциплина на «занятных» была хорошей. Напряжённое состояние порядка и тишины сменялось на разговоры уже в конце «занятных» - за 15-20 минут перед ужином, когда воображаемый запах котлеты или каши-запеканки уже настраивал желудок на выделение сока.

Третьим законом «занятных», находящимся в противоречии с двумя первыми, была свобода. Свобода касалась распорядка занятий каждого отдельного семинариста. Даже в распределении подготовки к занятиям на «завтра» она выражалась в том, что каждый устанавливал свой порядок предметов для этого: один начинал, скажем, с Библии, переходил на классический язык, а потом на словесность и историю; другой, наоборот, начинал с классического языка и заканчивал библией. Некоторые ставили на последнюю очередь классический язык только из тех соображений, чтобы воспользоваться уже трудами другого, т. е. списать. Этот грешок водился. Различные были и приёмы подготовки уроков: кто «зубрил», кто делал «записи». Находились любители чтения художественной литературы, которые большую часть «занятных» употребляли на чтение и только на другой день утром, перед занятиями готовились к урокам; «это те, кто стяжал себе славу «способных». «Зубрилки» не были в почёте.[1] Были любители пения, которые часами переписывали ноты. На «занятных» ученики приучались планировать своё время. На них же готовились ответы на пятёрки, четвёрки, тройки, двойки, и выявлялись различные характеры людей: аккуратных, беспечных, дальновидных, недальновидных. «Занятные» и отношение к ним определяли дальнейшую судьбу того или другого семинариста. На них воспитывалась воля – настойчивость или распущенность кого-либо. Этим занятиям не меньше, а, может быть, даже больше уделялось внимание в системе обучения. На них именно складывался характер того или иного семинариста.

С течением времени нагрузка учебного материала на эти часы становилась меньше, например, в богословских классах, но привычка к организации и дисциплине на этих часах сохранялась. В этих классах на «занятных» можно наблюдать группы беседующих, но под строгим самоконтролем: не мешай другим.

С «занятными» у автора сего и его соучеников сохранилось много воспоминаний.

Так, в памяти встают следующие события из прошлого.

1. Беседы с А. П. Миролюбовым, инспектором семинарии, о Ф. М. Достоевском.

2. Картина обыска полицией, который производился именно в «занятные».[2]

3. Беседа представителей городского духовенства во главе с соборным протоиереем Ал[ександром] Воскресенским[3] перед забастовкой.[4]

4. Вручение петиции А. П. Миролюбову перед забастовкой.

5. Занятия кружка по математике в четвёртом классе.[5]

Как проводились перемены во время «занятных»?

Любимым развлечением семинаристов во время перемен на уроках и «занятных» были гуляния по коридору сплошной замкнутой цепочкой парами или тройками. Иногда во время последней большой перемены на «занятных», длившейся 20-30 минут проводились уроки танцев в зале. Здесь под пение «Шуми, Марица» (болгарский гимн) танцевали па-де-катр, а под другие песни па-д`эспань, вальс, польки и др. Иногда из классов неслись разные песни. Вечерние занятия в отличие от уроков всегда носили более интимный характер, поэтому с ними больше связано воспоминаний, чем с уроками, которые носили более официальный характер. В эти именно часы завязывалась большая дружба между представителями разных классов.

Заканчивалось вечернее время в общежитии традиционной молитвой в церкви, и последним исполняли тропарь Иоанну Богослову «Апостоле, Христу Богу возлюбленне» в композиции, которая вошла в употребление, вероятно, со времени празднования столетия семинарии, представляющей торжественный хорал.

ГАПК. Ф. р-973. Оп. 1. Д. 725. Л. 127-130 об.

*В «свердловской коллекции» воспоминаний автора - «Обязательные вечерние часы занятий».

 

[1] В очерке «Обязательные вечерние часы занятий» в составе «Очерков о соучениках и друзьях в Пермской духовной семинарии» в «свердловской коллекции» воспоминаний автор уточняет: «Поклонники зубрёжки старались уединиться куда-либо – на лестницу и площадку при ней, или в свободный зал. Кстати сказать, они были не в почёте и в том случае, когда они получали лучшие оценки за ответы, эти оценки в глазах других обесценивались с замечанием: «ну, это зубрёжкой взято». В почёте были «способные» ученики, те, кто получал высокие оценки, при наименьшей затрате труда» // ГАСО. Ф. р-2757. Оп. 1. Д. 374. Л. 81.

[2] Из очерка «Александр Павлович Миролюбов» в составе «Очерков о соучениках и друзьях в Пермской духовной семинарии» в «свердловской коллекции» воспоминаний автора: «Брошюры революционного содержания ходили по рукам семинаристов. Кто-то из них имел неосторожность проболтаться одному из многочисленных шпиков, которыми наводнена была Пермь, об этом, и на семинарию был организован налёт полицейских с обыском. Налёт был организован во время вечерних занятий. Налётчики перерыли всё: гардеробы, парты, но ничего не нашли. В некоторых случаях при этом они попадали в смешное положение. Так, они перелистывали книги на греческом языке, держа их вниз головой, что давало повод к насмешкам над ними. Обыск, однако, показал, что удержать семинаристов от участия в революции уже не возможно» // ГАСО. Ф. р-2757. Оп. 1. Д. 376. Л. 24 об.-25.

[3] Воскресенский Александр Александрович (1847-?) – протоиерей, настоятель Пермского Спасо-Преображенского Кафедрального собора.

[4] Из очерка «Александр Павлович Миролюбов» в составе «Очерков о соучениках и друзьях в Пермской духовной семинарии» в «свердловской коллекции» воспоминаний автора: «Администрация семинарии прибегла ещё к одному экстраординарному средству, чтобы спасти положение: почти накануне готовящейся семинаристами забастовки в семинарию были приглашены наиболее авторитетные представители городского духовенства: настоятель кафедрального собора – протоиерей А. Воскресенский, человек с академическим образованием, и один из законоучителей в гимназиях – протоиерей П. Пономарёв. В часы вечерних занятий они ходили по классам и предостерегали от объявления забастовки, но было уже слишком поздно: вопрос об объявлении забастовки затрагивал уже престиж семинаристов, их солидарность с другими, и после того, как в семинарию приехал для согласования действий делегат из Вятской семинарии, жребий был брошен, и объявлена забастовка» // ГАСО. Ф. р-2757. Оп. 1. Д. 376. Л. 25-25 об.

Автор имел в виду, вероятно, Пономарёва Никанора Николаевича (1864-1932), протоиерея Рождество-Богородицкой церкви г. Перми.

[5] Подробнее о кружке по математике см. выше в очерке «Владимир Александрович Кандауров».

 


Вернуться назад



26.10.2019
Добавлен очерк о храме Благовещения Пресвятой Богородицы Пыскорского Спасо-Преображенского мужского ...

26.10.2019
Добавлен очерк о храме иконы Пресвятой Богородицы "Владимирская" Пыскорского ...

26.10.2019
Добавлен очерк о храме Святой Живоначальной Троицы Пыскорского Спасо-Преображенского мужского ...

26.10.2019
Добавлен очекр о храме Иоанна Предтечи Пыскорского Спасо-Преображенского мужского монастыря ...

26.10.2019
Добавлен очерк о храме Рождества Пресвятой Богородицы в селе Усть-Боровом (каменном) (1752-1936).

Категории новостей:
  • Новости 2019 г. (204)
  • Новости 2018 г. (2)
  • Flag Counter Яндекс.Метрика