Высшие женские богословские курсы

 

Оформились ли они в конце концов или так и остались мертворождённой идеей мы так и не узнали. Зато мы знали, как «в огне и буре» вынашивалась эта идея. Называли двух лиц, которые особенно «болели» за эту идею: жену бывшего инспектора академии – протоиерея Н. П. Виноградова, уже старушку и, как это ни странно, дочь профессора по анатомии ветеринарного института Третьякова[1], молодую девушку, которой в пору было бы только учиться на высших женских курсах в Казани. Выходит, что идею эту вынашивали и стар, и млад, и вовсе не прав был А. С. Пушкин, когда сказал: «нельзя впрягать в одну телегу коня и трепетную лань». Оказывается, бывают отступления от этого тезиса. Но как представляли себе организацию этих курсов идеологи их? А организацию их мыслили по типу организации высших женских курсов Министерства народного просвещения, т. е. в виде филиала при историко-филологическом факультете университета, а в данном случае в виде филиала при академии. Мало этого, этот вопрос ставился даже в плоскости канонического права, а именно: кого же будут готовить эти курсы? В ответ на этот вопрос называли даже существовавший в древности институт диаконисс. Боже мой! Куда же может завести человека его фантазия, если её иногда не обуздать! Нет! Эта идея должна быть только мертворождённой: слишком она уж далека была от жизни. Но она была, и это само по себе показательно для той эпохи, в которую она зародилась.

ГАПК. Ф. р-973. Оп. 1. Д. 721. Л. 95 об.-96 об.

 

[1] Третьяков Леонид Аполлонович – профессор кафедры анатомии Казанского ветеринарного института.

 


Вернуться назад



Flag Counter Яндекс.Метрика