Архиепископ Иоанн (Братолюбов)

 

Архиепископ Иоанн (Братолюбов)Дата рождения: 16/28 июня 1882 года.
Место рождения: г. Казань.
Дата смерти: 14/27 февраля 1968 года.

 

Постриг: 15/28 апреля 1907 года.
Хиротония: диаконская - 18 апреля/01 мая 1907 года,
иерейская - 19 апреля/02 мая 1907 года,
архиерейская - 01/14 августа 1923 года.
Епископ Березовский, викарий Тобольский (1923-1924),
Епископ Воткинский, викарий Сарапульский (1924-1926),
Епископ Суздальский, викарий Владимирский (1926-1927),
Епископ Шацкий, викарий Тамбовский (1927-1929),
Епископ Уральский и Покровский (1929-1930),
Епископ Курганский, викарий Тобольский (1930-1931),
Архиепископ Сарапульский (1943),
Архиепископ Ижевский и Удмуртский (1943-1945),
Архиепископ Уфимский и Башкирский (1945-1948),
Архиепископ Ульяновский и Мелекесский (1953-1959)
Кандидат богословия.

 

Происхождение

В миру Сергей Васильевич Братолюбов.
Родился 16/28 июня 1882 года в г. Казани в семье протоиерея Василия Степановича Братолюбова.

 

Образование

Учился в Казанском Духовном училище, затем в Семинарии.
В 1906 году окончил Казанскую Духовную Академию со степенью кандидата богословия.

 

21 декабря/03 января 1906 года определен на должность помощника инспектора в Симбирскую Духовную Семинарию.
15/28 апреля 1907 года пострижен в монашество в Жадовской Пустыни Симбирской и Сызранская Епархии Архиепископом Симбирским и Сызранским Иаковом (Пятницким).
18 апреля/01 мая 1907 года посвящён в сан иеродиакона и 19 апреля/02 мая - в сан иеромонаха Архиепископом Симбирским и Сызранским Иаковом (Пятницким).

 

24 августа/06 сентября 1907 года назначен на должность помощника смотрителя в Усть-Сысольское Духовное училище.
В 1908-1912 годах занимал должности в духовных учебных заведениях Пермской и Соликамской и Олонецкой и Петрозаводской Епархиях.
08/21 сентября 1912 года назначен на должность заведующего Могилевскими Пастырскими курсами и возведен в сан архимандрита.
С 12/25 августа 1914 года - смотритель Каргопольского Духовного училища.
28 октября/10 ноября 1915 года уволен от духовно-учебной службы за перемещением его на службу по ведомству протопресвитера военного и морского духовенства.
С 28 декабря 1916 года/10 января 1917 года - помощник начальника Житомирского училища пастырства.
С 03/16 сентября 1917 года - исполнял должность настоятеля в Тюменском монастыре Тобольской и Сибирской Епархии.
С 1920 года по май 1921 года исполнял пастырские обязанности в селе Пятницком и Усть-Тунгузка Енисейской губернии.
С июня 1921 года - настоятель Тобольского Знаменского второклассного монастыря.
22 января/04 февраля 1922 года Патриархом Тихоном определен на кафедру Епископа Березовского, викария Тобольского.
С 01/14 июня 1922 года по резолюции Архиепископа Тобольского и Сибирского Николая (Покровского) исполнял обязанности настоятеля Обдорских церквей и управлял церквами Березовского викариатства в сане архимандрита с правом служения на орлецах и с ликирием и трикирием.
В 1922 году привлекался к суду по обвинению в "сокрытии ценностей", но был оправдан.
19 мая/01 июня 1923 года единоверческим Епископом Керженским Павлом (Волковым) определен исполнять пастырские обязанности в Керженском единоверческом женском монастыре.

 

На Березовской кафедре

01/14 августа 1923 года в Москве посвящён в сан Епископа Березовского (для управления православными приходами Тобольской и Сибирской Епархии).
Хиротонию совершали Патриарх Тихон (Белавин), Архиепископ Уральский и Николаевский Тихон (Оболенский), Епископ Каширский, викарий Тульский Николай (Могилевский) и Епископ Иннокентий (Летяев).
В марте 1924 года выезжал в Ялуторовск для ликвидации обновленчества, которое он характеризовал не иначе, как "безблагодатное и неканоническое". Результатом его поездки стало возвращение прежде заблуждавшихся приходов в лоно Православной Церкви.
С 10/23 июля по 04/17 августа 1924 года управлял Иркутской и Верхоленской епархией.

 

На Воткинской кафедре

04/17 августа 1924 года назначен Епископом Воткинским, викарием Сарапульским.
12/25 апреля 1925 года был в числе подписавших акт о передаче высшей церковной власти Митрополиту Крутицкому Петру (Полянскому).

 

На Суздальской кафедре

С апреля 1926 года - Епископ Суздальский, викарий Владимирский.

 

На Шацкой кафедре

С 13/26 июля 1927 года - Епископ Шацкий, викарий Тамбовский, но, согласно автобиографии, он только числился епископом Шацким, при этом проживал в Воткинске.

 

На Уральской и Покровской кафедре

С 27 февраля/12 марта 1929 года - Епископ Уральский и Покровский.

 

На Курганской кафедре

С августа 1930 года - Епископ Курганский, викарий Тобольский.
С 10/23 октября 1931 года Епархией не управлял.

 

В заключении

Арестован 10/23 октября 1931 года и заключен в Свердловском ГПУ. Проходил по групповому делу "Дело архиепископа Синеокова-Андреевского. Тюменская обл., 1932 г.", обвинялся в членстве в "к/р церковно-монархической повстанческой организации «Союз Спасения России»", создание которой приписывалось Епископу Серафиму (Коровину).
Из материалов дела:

 

"...познакомился с еп. Серафимом Коровиным в 1922 г. в ноябре месяце в Тюмени. ... еп. Иринарха знает с 1918 г. в Тобольске в бытность служения Братолюбова наместником Тюменского монастыря".
"... в 1922 г. - марте месяце еп. Иринарх приезжал в Тобольск для посвящения Братолюбова в епископы, но посвящения не состоялось, т.к. еще не были получены документы от Патриарха Тихона. Последний раз с ним встречался на суде в г.Тюмени в 1923 г. 5 апреля при разборе дела по сокрытию ценностей".

 

Духовные лица, знавшие Владыку Иоанна еще тюменским архимандритом, подтверждали, что он никогда не вел политических разговоров с кем бы то ни было, и единственное, что его заботило, - это сохранение истинного духа православной веры в пастве, традиционных церковных и нравственных устоев. Владыка призывал верующих не забывать церковь, посещать храмы и заботиться о пастырях; священникам вменял в обязанность говорить проповеди нравоучительного и катехизаторского характера, разъяснять людям церковные догматы. На этом основании один из "сочувствующих" священников Уральской епархии называет его "монархистом, стоящим на позиции непримиримости по отношению к советской власти".
Тюменский НКВД нашел достаточно оснований, чтобы предъявить Епископу Иоанну обвинение в том, что:

 

"1. В 1917 году был прислан митрополитом Евлогием Холмским в помощь Тобольскому епископу Гермогену и был сподвижником последнего по контрреволюционной деятельности, направленной против власти Советов.
2. Являлся руководителем организации ["Союз спасения России"] по Курганскому викариатству.
3. Получал регулярно от членов организации политическую информацию о состоянии деревни, инструктировал приезжающих к нему уполномоченных организации, давая им указания о направлении повстанческой работы в деревне.
4. Информировал членов организации о работе церковно-монархических организаций за границей, руководимых митрополитом Евлогием Холмским, подготовляющим интервенцию в СССР, и рекомендовал в своей работе делать ставку на интервенцию".

 

Ни по одному пункту обвиняемый не признал себя виновным, но на судебном заседании Коллегии ОГПУ от 01/14 мая 1932 года был осужден по статье 58.10-11 и приговорен к 5 годам заключения в концлагере.
11/24 мая этапирован из Свердловска в Ташкент для заключения в САЗЛАГе ОГПУ.
С июля 1932 года отбывал наказание в лагере на положении "вольнохожденца".

 

В ссылке

С 22 марта/04 апреля 1933 года по 17/30 октября 1936 года отбывал наказание в городе Бек-Буди Узбекской ССР.
С 29 ноября/12 декабря 1936 года проживал в городе Казани у родственников.

 

В заключении

03/16 октября 1937 года был вновь арестован.
В основу обвинений против него легли показания казанских священников.
Ему вменялась в вину "подрывная антисоветская деятельность", выражавшаяся в связях его с "монашествующими элементами", среди которых были поддерживающие Владыку финансово Митрополит Сергий (Страгородский) и проживавший в Казани Епископ Павел (Флоринский).
Главным пунктом обвинения стали его слова одному священнику о том, что Церковь в России никогда не будет побеждена, хотя теперь множество подвижников сидят в тюрьмах и концлагерях, терпят нищету и унижения.

 

Постановлением тройки НКВД ТАССР 16/29 ноября 1937 года за "контрреволюционную агитацию" приговорен к 10 годам заключения в концлагерь.
Отбывал наказание в 7-м отделении Северного Ураллага НКВД.
Став в концлагерях инвалидом, страдая от болезней сердца, поясницы, сильной неврастении, от двусторонней паховой грыжи, он обращался с просьбами о пересмотре своего дела в прокуратуру. Однако ввиду его несговорчивости, следствием которой явились практически каждодневные зверские побои (Владыку таким образом "увещевали" сотрудничать с органами госбезопасности), все его ходатайства были отклонены.
Особо доверенным людям, своим прихожанам, он признавался, вспоминая время, проведенное в сталинских лагерях, что никогда не шел на компромиссы с лагерным начальством: "я в ссылке не поддавался. С какими словами ушел, с такими и вернулся", а потому постоянно получал самый жесткий лагерный режим. Его келейница вспоминала, как привезла ему в лагерь хлеб. А он в это время сидел на пеньке, опустив голову и руки. Умирал от голода. "Если бы ты сегодня не приехала, меня бы уже не увидела".
27 января/09 февраля 1943 года освобожден досрочно в порядке директивы НКВД НКЮ и Прокурора СССР от 10/23 октября 1942 года за № 467 (18-71) 117с .
Его досрочное освобождение из лагерей НКВД стало частью общего изменения ситуации, сложившейся в СССР вокруг Православной Церкви в годы Великой Отечественной Войны.

 

С 23 марта/05 апреля по 17/30 апреля находился на лечении в больнице в Казани.
Затем жил в селе Верхний Услон Верхнеуслонского района Татарской АССР, обратился к Патриаршему Местоблюстителю митрополиту Сергию (Страгородскому с просьбой о назначении на службу.

 

На Сарапульской кафедре

08/21 июня 1943 года определен правящим архиереем Сарапульской Епархии. 25 июня/08 июля назначен управляющим приходами Удмуртской АССР.
02/15 июля возведен в сан Архиепископа.
Обратился к Патриаршему Местоблюстителю с просьбой о перемещении архиерейской кафедры в Ижевск в связи с более удобным расположением города относительно православных приходов.
26 августа/08 сентября 1943 года был участником Церковного Собора, единогласно избравшего Митрополита Московского и Коломенского Сергия (Страгородского) Патриархом Московским и всея Руси.

 

На Ижевской и Удмуртской кафедре

06/19 ноября 1943 года был переведен на Ижевскую кафедру с изменением титула - Архиепископ Ижевский и Удмуртский.
Служил в Успенской церкви - единственном действующем храме в Ижевске, возвращенном в годы войны из обновленчества Православной Церкви.
Его стараниями в епархии к 1945 году действовали 19 храмов.

 

На Уфимской и Башкирской кафедре

С 01/14 февраля 1945 года - Архиепископ Уфимский и Башкирский.
В это время Владыке Иоанну было поручено разработать типовой устав мужских и женских монастырей и представить его в Священный Синод.
03/16 апреля проект устава был представлен, рассмотрен и принят к руководству.
09/22 февраля 1945 года во внимание к архипастырским трудам и патриотической деятельности был награждён правом ношения креста на клобуке.
В 1945 году привлек к церковному служению Николая Чигвинцева (впоследствии архимандрит преп. Моисей (Чигвинцев)).
22 февраля/07 марта 1945 года во внимание к его архипастырским трудам и патриотической деятельности награжден правом ношения креста на клобуке.
18 сентября/01 октября 1946 года награжден медалью “За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.”.
Строгость в исполнении церковного устава, малообщительность и резкость Владыки Иоанна стали причиной конфликта с верующими Епархии.
05/18 ноября 1948 года уволен на покой.

 

На покое

Находился на покое в Жировицком монастыре Минской и Белорусской Епархии.

 

На Ульяновской и Мелекесской кафедре

14/27 января 1953 года назначен временно управляющим Ульяновской и Мелекесской Епархией.
22 мая/04 июня 1953 года утвержден Архиепископом Ульяновским и Мелекесским.
В Епархии Владыка старался все упорядочить.
Он лично переписал всех священно- и церковнослужителей. Всех вместе оказалось 48 человек в 19 храмах (три из них - в самом Ульяновске).
Всех епархиальных духовных лиц, приезжающих по каким-либо делам в Ульяновск, архиепископ Иоанн обязывал немедленно являться к нему. Это было сделано из-за невозможности самому объехать всю Епархию, а он должен был быть в курсе дел каждого прихода.
За два года Владыка купил для храмов четыре автомобиля, двух лошадей, десятки домов, без разрешения отремонтировал почти все храмы, принял на службу десятки новых лиц из числа духовенства без согласования с уполномоченным, многих рукоположил, постоянно требовал открытия новых храмов.
Помимо всего прочего, Преосвященный Иоанн требовал от клириков точного соблюдения существующего законодательства о религиозных объединениях, своевременной и полной выплаты всех налогов государству.
Такая дотошность позволила Владыке сохранить Епархию и не дать закрыть ни одного храма в годы хрущевских гонений, когда приходы закрывали за любой самый мелкий проступок, а священников этих приходов снимали с регистрации.
Такая неукоснительность сильно раздражала нового ульяновского уполномоченного М. Кошмана, который изо всех сил старался отличиться перед московским руководством. Кошман был человеком весьма амбициозным, и целью он ставил не закрытие определенного количества храмов, а полное упразднения Ульяновской и соседних Епархий. Если закрыть первую ему удалось, то вот за вмешательство в дела других Епархий и постоянные указания центру касательно работы против Церкви в Поволжье он поплатится своим местом. В работе против Церкви Кошман не брезговал никакими методами. Не имея абсолютно ничего, что могло бы скомпрометировать архиерея, уполномоченный взялся за подделку жалоб на Владыку Иоанна на имя председателя Совета Министров Булганина от имени ульяновского духовенства. Владыка обвинялся в том, что в частных разговорах он якобы клеветал на Патриарха Алексия. Эти жалобы попали в руки Митрополита Крутицкого и Коломенского Николая (Ярушевича), и он затребовал объяснений от Ульяновского Архиепископа. Тот же в свою очередь затребовал письменных объяснений от священников, попавших в список. Митрополит Николай не поверил в достоверность доноса. Самым странным оказался состав "жалобщиков". Это были старейшие и самые верные Владыке священники, многим из которых он благоволил. Все они написали рапорты в Патриархию, в которых категорически опровергали как клевету на Архиепископа Иоанна, так и свое участие в составлении коллективной жалобы.
Интрига уполномоченного была раскрыта, однако тот не собирался сдаваться. Он писал на Владыку жалобы во все инстанции, Владыку травили непомерными налогами на все, даже на личные подарки, заставляли платить за квартиру (епархиальная квартира, в которой он не жил) авансом на год вперед.
В конце концов Кошману удалось добиться снятия с регистрации Архиепископа Иоанна, и 08/21 мая 1959 года он был уволен на покой.
Владыке запретили служить - отныне он стал обычным прихожанином в своем кафедральном соборе, куда теперь он мог приходить лишь в светской одежде. 29 мая/11 июня 1959 года в Ульяновске была закрыта церковь в честь Казанской иконы Божией Матери, при которой располагалось епархиальное управление. Это означало фактическую ликвидацию Ульяновской и Мелекесской Епархии, переданной под управление Куйбышевского архиерея.

 

На покое (вновь)

Проживал в г. Ульяновске.
До самой своей кончины Архиепископ, попавший в опалу к светским властям, жил одиноко. Очевидно из-за боязни к нему редко приходили священники, даже те которые начали свою службу в Церкви под его началом и были рукоположены им в священнический сан.
Перед самой смертью Владыке было очень тяжело ходить. Имея огромную потребность общения с народом, но не имея никакой возможности самостоятельно выйти на улицу, он приходил к своему соседу - члену партии и доносчику - и долго говорил ему о Боге.
Когда Архиепископ Иоанн лежал на смертном одре, для него хотели позвать священника, чтобы тот исповедовал и причастил Владыку.
Преосвященный все время отказывался со словами: "Сами придут". Действительно, в день смерти Владыки Иоанна к нему пришел священник, которого никто заранее не звал. Он исповедовал и причастил архиерея.

 

Скончался 14/27 февраля 1968 года в Ульяновске в возрасте 85 лет.
Отпевание 16/29 февраля совершил Епископ Куйбышевский Иоанн (Снычев) в Ульяновском Неопалимовском храме.
Погребен на кладбище Ульяновска, близ Воскресенской церкви.

 

30 декабря 1989 года/12 января 1990 года был реабилитирован Прокуратурой Тюменской области по 1932 году репрессий.

 

Преосвященный Иоанн - человек необычайно молчаливый и с большими странностями. По-видимому, он временами юродствовал, но несмотря на все эти странности, в нем видны были солидные богословские знания и серьезный ум.

Один ульяновский священник вспоминает:

 

"Его знал весь город. Всегда ему уступали место. Но он этим никогда не пользовался. За хлебом, за молоком ходил, всегда выстаивал очередь. Блажил. Ходил в женской одежде. У него была шапка с длинными ушами. Ходил на каблуках, а нижнее белье, когда лежал в больнице, носил женское".

 

Вел он себя с чрезвычайной скромностью, приходил не в епископской одежде, а как простой мирянин. Лишь те, кто знал его как владыку, узнавали его и старались чем-то помочь. Многие помнят, что и одевался архиепископ Иоанн очень необычно: носил женскую одежду. Но почти никто не знает, почему он это делал. На самом же деле владыка глубоко почитал как поистине человека святой жизни игумению Екатерину, сопровождавшую его в его странствиях, как говорят, со времен его заключения. Мария Семеновна Маслова, хорошо знавшая владыку, говорит, что игумения Екатерина редко выходила из своей кельи, была прозорлива и даже ей был дан дар чудотворения. Когда она умерла, владыка, в уподобление подвига святой блаженной Ксении Петербургской, стал носить одежду матушки Екатерины.

 

Вспоминает архимандрит Борис (Крыжин):

 

"Мне как келейщику и личному секретарю архиепископа Иоанна приходилось с ним много ездить по епархии. Служить нам не дозволялось по закону ни в одном приходе. Мы только навещали приходы. Приедем, навестим, справимся о состоянии дел в приходе и уедем. Владыка был очегь строг и требователен к выполнению церковного устава... Он был необычайно строгий постник - великий. Мясо никогда не вкушал. Был необычайно скромен, не любил никакой роскоши. Вел жизнь поистине праведническую. Очень почитал житие и труды св. Иоанна Лествичника, читал его творения с амвона (особенно в посты) в соборе. О своих "отсидках" в лагерях никогда не говорил, уклоняясь от назойливых вопросов. Служил он в основном в Соборе и в храме Неопалимой Купины, иногда в храме Воскресения Христова. Мне он подарил Библию, Евангелие, даже посуду - такой был добрый".

 

Вспоминают, что Владыка был чрезвычайно нищелюбив. Он старался всегда хоть что-нибудь, да подать нищим и всегда был окружен ими.

Выходя из храма, благословлял людей с паперти с закрытыми глазами, чтобы не видеть народного почитания.


Вернуться назад



Реклама

Новости

12.01.2021
Составлен электронный указатель "Сёла Горское, Комаровское, Богомягковское, Копылово и Кузнечиха с ...

30.12.2020

Об индексации архивных генеалогических документов в 2020 году


04.05.2020

В этом году отмечалось 150-летие со дня его рождения.


03.05.2020

Продолжается работа по генеалогическим реконструкциям


14.04.2020

Составлен электронный указатель "Село Беляевское с деревнями".


Категории новостей:
  • Новости 2021 г. (1)
  • Новости 2020 г. (4)
  • Новости 2019 г. (228)
  • Новости 2018 г. (2)
  • Flag Counter Яндекс.Метрика