Наши песни на вечерах

[1961 г.]

 

Прежде всего нужно нарисовать обстановку нашего пения и сказать, что пели все: зелёная молодёжь и убелённые сединой старцы. Кто сидел, кто стоял. Все входы и выходы в зал, где был хор, были заполнены людьми. Пение возникало стихийно. Не было регента, но пение было дружным. Пение объединяло всех: и танцоров и играющих в карты. Из различных комнат люди собирались в один кружок. Это был момент единения всех. Пели много. По своей доброй воле обнаруживались и басы, и тенора, и дисканты, и альты. Унылые мотивы вдруг сменялись залихватскими: вся масса певцов вдруг оживала, разгорячившиеся начинали притаптывать ногами и приплясывать … и всё мгновенно приобретало другой вид. Но как был прав А. С. Пушкин, сказав, что песнь русская – «грустный вой»: начав за здравие – всегда сведём за упокой». Как часто грустные мотивы преобладали в нашем пении!

1. Гей, славяне, еще наша речь свободно

льётся;

Еще наше верно сердце за народ свой

бьётся;

Жив он, жив он, дух славянский

Будет жить во веки;

Гром и пекло – всё напрасно

Против нашей мести.

Языка дар дал нам Бог наш

Он владеет громом.

2. Братья славяне, знамя свободы

Пусть разовьётся над вами.

Жив дух славянский, живы преданья

Живы останутся вечно.

Вечная слава славным героям,

Павшим в борьбе за славянство.

Труд их и подвиг …

Живы останутся вечно.

 

3. Мы дружно на врагов

На бой, друзья спешим,

За родину, за славу,

За честь мы постоим.

Пусть знают супостаты.

(Как славен наш народ)

Пусть знает сила вражья,

Как славен наш народ.

Мы дружно на врагов

На бой, друзья, спешим.

Эта песня пелась на мотив славянской: «Напрей, застава славе…»

 

4. Шуми, Марица окровавлена,

Плачет девица, люто ранена.

Марш, марш вперёд…

Впоследствии под мотив этой песни танцевали па-де-карт.

Все эти песни сохранились в нашем репертуаре от отцов и старшего поколения, как драгоценная память о патриотическом подъёме русских людей в борьбе за освобождение славян от турецкого ига.

 

5. Засвистали казеченьки в поход с полуночи (запев).

Заплакала Марусенька свои ясны очи (дважды).

Не плачь, не плачь, Марусенька (запев).

Не плачь, не журися: за свого миленького Богу помолися (дважды).

Светит месяц над горою, а солнце

не мало; молит сына в дороженьку

Слёзно провожает.

 

6. Баламуты

Личко бело румяное,

Серце ж моё коханое.

 

7. Дощик, дощик, капает дробенько:

Я ж думала, я ж думала –

Задорожец, ненкьо …

Рассердился мой маленький

Аж ногами …

Рассердился, разгневался

Мой милый на мене,

Аж як взгляне – сердце вяне

У его к мене.

 

8. Солнце низенько, вичир близенько,

Спешу до тебе, лычу до тебе,

Моё серденько, моё серденько.

Это песня имела вариации: «Солнце низенько, вичир близенько, выйди до мене, моё серденько…»

 

9. Ой, куме, куме, слодка горилка,

Выньемо, куме, ще с понадилка …

Не известно, когда эти украинские песни вошли в репертуар наших певцов, но надо полагать, что при старшем поколении потомков наших отцов. Вошли же они в репертуар через семинаристов. Нужно оговориться, что пелись они не на чистом украинском языке, а на смешанном – украино-русском. Пленяла же, главным образом, прекрасная их мелодия.

 

10. Во лузях, во лузях

Ещё во кузях, зелёных лузьях (дважды).

Выросла, выросла

Выростала трава шелковая.

 

11. Во ку… во кузнице (дважды),

Во кузнице молодые кузнецы (дважды).

Они, они куют, куют, дуют, приговаривают:

Пойдём, Груня, в огород …

Сорвём, Груня, лопушок.

 

12. Ах, вы, сени, мои сени,

Сени новые мои,

Сени новые, кленовые, решётчатые.

Выходила молова, выпускала

Сокола. Ты лети, лети, соколок.

При исполнении этой песни иногда выходила «на круг» какая-нибудь деревенская красавица – молодица, сложивши свои могучие руки на своих «гималаях» (mammae) и павой прогуливалась по «кругу» a la танцовщицы Игоря Моисеева.[1]

 

13. Лучинка, лучинушка, берёзовая,

Что же ты, лучинушка, не ясно горишь.

Или ты, лучинушка, не высушена.

 

14. Ах ты, ноченька, ночка тёмная.

Нету батюшки, нету матушки.

Лишь один то есть мил сердешный друг

Да и тот со мной не в ладу живёт.

 

15. Ивушка, ивушка, зелёная моя,

Что же ты, ивушка, не весела стоишь.

Или тебя, ивушка, солнышком печёт,

Солнычком печёт, чистым дождичком сечёт.

Ехали бояре из Нова-города,

Срубили ивушку под самый корешок.

Тятинька с мамонкёй

Неправдами живут,

Невправдами живут –

Силой замуж выдают.

 

16. В тёмном лесе, в тёмном лесе, за лесью

Распашу я, распашу я пашеньку.

17. Эту песнь я начинаю,

Песнь любимую мою.

И всегда к ней припеваю

Я рябинушку свою.

Гей, гей ты, рябина моя.

 

18. Много песен слыхал я в родной стороне.

В них про радости и горя мне пели.

 

19. Не велят Маше за реченьку ходить.

Любимая песня Владимира Александровича Бирюкова.

Бессмертное творение Ф. И. Шаляпина.

 

20. Вдоль по улице молодчик идёт,

Вдоль по широкой удалый идёт.

Ой жги, ой жги, говори –

Вдоль по широкой удалый идёт.

На молодчике-то синь-кафтан,

Опоясочка шёлковая.

Ой жги …

 

21. Вдоль по улице широкой

Молодой кузнец идёт,

Ой идёт, идёт, идёт,

Песню с присвистом поёт

Тут, тук, тук / тук, тук (на 2 голоса).

Приударим, братцы, вдруг.

Полюби меня, Параша,

Молодого кузнеца –

Молодого, удалого

Из (Казани) кузнеца!

Тук, тук, тук …

Если ты меня полюбишь,

Словно чином наградишь (дважды),

В генералы учредишь … тук …

 

22. Вдоль по улице метелица метёт,

За метелицей мой миленький идёт …

 

23. За морем синичка, не пышно жила,

Не пышно жила, пивоваривала.

Солоду купила, хлеба займовать пошла,

Чёрный дрозд пивоваром был.

 

24. А мы просо сеяли, сеяли,

Ой дид-ладо сеяли, сеяли.

Эта песня исполнялась с инсценировкой: все делились на две колонны и при чередовании куплетов сходились и расходились посменно. Как известно, она встречается в опере Римского-Корсакова: «Майская ночь».

 

25. Заплетися, плетень, заплетися,

Завяжися узел, завяжися …

 

Эта песня сопровождалась инсценировкой. Припевкой были слова об утице, которая, «спотопляет младых детей». Как известно, эта песня введена в оперу А. С. Даргомыжского «Русалка».

 

26. Сватушка, сватушка.

То есть в опере «Русалка».

 

 

27. Эх ты, зимушка-зима,

Холодна больно была.

Припев: Чёрная галка, чистая полянка,

Ты же Марусенька-черноброва –

Что же не ночуешь дома.

Более позднее приложение:

У студента под конторкой

Пузырёк нашли с косторкой.

Припев.

 

28. Не белы снеги

 

29. Я посею ли млада-младенька

Цветиков маленьких.

 

30. Ты поди, моя коровушка, домой,

Ты поди, моя бурёнушка домой.

Ах толи-ли калешка моя,

В саду ягода малинка моя.

 

31. Калинка, калинка, калинка моя.

 

32. Выйдуль я на реченьку,

Посмотрю на быструю.

 

33. Эй, ухнем, эй, ухнем.

 

34. Что не ветер ветку клонит,

Не дубравушка шумит.

 

35. Ты взойди, солнце красное.

С запевалом и хором.

 

36. В поле берёзонька стояла

Во поле кудрявая сояла

Моли-люли стояли.

 

37. Среди долины ровныя.

Слова этой песни, ставшей народной, написаны поэтом Мерзляковым, уроженцем г. Далматова.

 

38. Не гулял с кистенём я в дремучем лесу,

Не лежал я во рву в непроглядную ночь.

...

 

39. В саду ягодка малинка

Под прикрытием росла.

 

Песни за №№ 38 и 39 были любимыми у старшего поколения.

 

40. Что затуманилась, зоренька ясная,

Певеп ударил крылом, крылом, крылом,

Что призадумалась, девица красная,

Очи блеснули слезой, слезой, слезой.

 

41. Соловьём залётным юность пролетела.

 

42. Запевала: Не осенний мелкий дождичек

Брызжет, брызжет сквозь туман

Слёзы горькие льёт молодец

На свой бархатный кафтан.

Все: Полно, брат-молодец, ты ведь не девица.

Верь (а потом изменили на «пей»)

тоска пройдёт.

Эх, тоска братцы-товарищи,

В грудь запала глубоко:

Дни весенние, дни радости

Отлетели далеко.

Все: припев.

 

42. Один голос: У зари, у зореньки

Два голоса: Много ясных звёзд.

Все: А у тёмной ноченьки

Им и счёту нет.

Один: Ходят звёзды по небу

Два: Ясно так горят.

Все: Что-то сердцу бедному

Тихо говорят.

Один: Говорят о радостях,

Два: О прошедших днях.

Все: Говорят о горестях,

О постигших нас.

Один: Вот одна из звёздочек

Два: С неба сорвалась,

Все: По небу скатилося

В вечность унеслась.

Кто мне мою милую

Может возвратить.

 

43. Медленно движется время.

Веруй, надейся и жди.

Зрей, наше юное племя –

Путь твой широк впереди.

Молнии нас озарили,

Мы на распутьи стоим,

Мёртвые в мире почили,

Дело осталось живым.

Стыд, кто бессмысленно тужит –

Волны зашепчут – он нем.

Слава, кто истине служит,

Истине жертвует всем.

 

44. Проведёмте, друзья, эту ночь веселей:

Пусть вся наша семья – соберётся тесней.

Припев: Не любить – загубить

Значит жизнь молодую.

Сердцу рай выбирай

Каждый деву младую.

Проведёмте, друзья…

Коперник целый век трудился,

Чтоб доказать земли вращенье.

Чудак – зачем он не напился –

Тогда бы не было сомненья.

Проведёмте, друзья…

 

 

45. Быстры, как волны, дни нашей жизни

Что час, то короче наш жизненный путь.

Налей, налей, товарищ, заздравную чару –

Бог знает – что будет с тобой впереди.

По суди, по суди – что нам будет впереди:

Умрёшь – похоронят, как не жил на свете;

сгниёшь – не воскреснешь к веселью друзей.

Припев: Налей, налей, товарищ.

 

46. В полном разгаре страда деревенская

 

47. Укажи мне такую обитель

 

48. Не шуми ты, рожь

 

49. Не шей ты мне, матушка.

 

50. Мой костёр в тумане светит.

 

51. Вниз по Волге-реке

 

52. Вниз по матушке по Волге.

 

53. Волга-реченька глубока

Приходу к тебе с тоской.

[Мой сердечный друг далёко…

… Вниз по Волге-реке,

С Нижня-Новгорода…»]

 

54. Из-за острова на стрежень

 

55. Как на матушке на Неве-реке

На Васильевском славном острове.

 

56. Над Невою резво вьются

Флаги пёстрые судов.

 

57. Не туман, туман с моря поднялся

Что не частый дождичек идёт.

 

58. Вечор поздно из лесочка

Я коров домой гнала

И спустилась к ручеёчку

У знакомого гумна.

Вижу, слышу идёт барин

Две собачки впереди,

Два лакея позади.

Здравствуй, милая красотка,

Из какого ты села?

Вашей милости крестьянка –

Отвечала я ему –

Господину моему.

Ты родилася крестьянкой

Завтра будешь госпожой.

Слова этой песни приписываются крепостной гр[афа] Шереметева – Параше Жемчуговой, ставшей потом его женой.[2] Вся эта история любви помещика к крепостной связана с историей театра, памятником сего сохранился дворец-театр Шереметьева в Останкине около Москвы.

 

59. Там где тинный Булак

Со Казанкой-рекой,

Словно братец с сестрой обнимались.

Варлаамий – святой, с золотой головой,

С верху глядя на них улыбается.

 

60. Крамбамбули – отцов наследство.

Любимое питьё у нас

И утешительное средство,

Когда взгруснётся нам под час.

Тогда мы будем пить крамбамбули.

Эта песня вошла в наш репертуар от отцов. Следовало бы изучить её историю.

 

61. Глядя на луч пурпурного заката,

Стояли мы на берегу реки (Невы?).

Вы руку жали мне – промчался без возврата …

Вы не исполнили священного обета …

До гроба Вы клялись.

(Слова забыты).

 

62. Мне всё равно: любить иль нет,

Страдать иль счастьем наслаждаться.

Пуская меня забудет свет:

Мне всё равно, мне всё равно.

Мне всё равно, и я любил,

Не быв никем, любим взаимно.

Я всё святое разлюбил –

Мне всё равно – мне всё равно.

Слова: «пуская меня» и «я всё святое» исполнялись фугой, а также первое «мне всё равно»; фугу вели басы и тенора.

 

63. Ты причаль, моя рыбачка,

Лёгкий к берегу челнок,

Подойди и дай мне ручку,

Сядь со мною на песок.

Если ножна не одета

В твой прекрасный башмачок,

Ты не бойся ветра буйна

Перейдёшь через поток.

И на грудь склони головку

И не бойся так меня

Ведь без страха же вверила

Морю бурному себя.

Последние две песни (№№ 62 и 63) внесены в наш репертуар тобольскими семинаристами Бирюковыми и были любимыми.

 

64. Ты прости, прощай мой край родной

Прости, мой край родной.

Грустно расставаться мне с тобой,

Расстаться мне с тобой.

Ах, быть может, я в последний раз,

Нивы, луча, смотрю на вас,

Смотрю в последний раз.

Эта песня внесена в наш репертуар ученицами Шадринской женской прогимназии Проскуряковой и Егоровой.

 

 

65. Ах, зачем эта ночь так была хороша.

 

66. Разлука ты, разлука.

(№№ 65 т 66 заимствован от шарманки, отсюда же: «Зажигайка ты, мать, лампадку…»

 

67. Море синее, море бурное,

Ветер воющий, не обузданный.

Ты звезда ль моя, одинокая,

Ах, отдайте мне друга милова.

Где он, где, - скажи мне, море,

Всё ль в далёкой стороне.

Всё ли помнит обо мне.

 

68. Ты сказала: «во субботу – пойдём вместе на работу». Ты ж меня обманула, ты ж меня провела, ты ж меня, молодого, с ума разума свела.

В этой песне перебираются все дни недели с припевкой: «ты ж меня обманула…»

 

69. Гой ты, Днепр ли, мой широкий, лейся быстрою волной, Днепр широкий и глубокий, ты кормился мой родной.

Ну-те, братцы, поскорее, закидайте невода, мы при помощи Перуна лодку рыбой нагрузим и на ловли на продажу серебристых островов.

Я забыл свою кручину на волнах твоих седых, горемыку-сиротину ты баюкаешь на них.

Ну-те, братцы …

Хор рыбаков из «Аскольдовой могилы» Верстовского.

 

70. Хаз-булат удалой

[Грустна песня твоя»]

 

71. Славное море – священный Байкал.

 

72. Возле речки, возле мосту

 

73. Слети к нам, тихий вечер

[На мирные поля.

Тебе поём мы песню,

Вечерняя заря.

Темнеет уж в долине,

И ночи близок час,

На маковке берёзы

Последний луч погас.

Как тихо всюду стало,

Как воздух охладел,

И в ближней роще звонко

Уж соловей пропел:

Слети к нам, тихий вечер»]

 

74. Вдоль по-Питерской.

 

75. Вот мчится тройка почтовая по Волге-матушке зимой.

Ямщик, уныло напевая, качает буйной головой.

 

76. Заложу я тройку борзых

Тёмно-карих лошадей

И помчусь я в ночь морозну

Прямо к любушке своей.

[Гей вы, други удалые,

Мчитесь сокола быстрей,

Не теряйте дни златые:

Их немного в жизни сей.]

 

77. Гляжу, как безумный, на чёрную шаль и мрачную душу терзает печаль.

 

78. В низенькой светелке

Огонёк горит …

 

79. Талисман: Там, где море вечно плещет

 

80. Смело, товарищи, в ногу

 

81. Вечерний звон.

ГАПК. Ф. р-973. Оп. 1. Д. 711. Л. 596-609.

В «свердловской коллекции» в составе «Автобиографических воспоминаний» автора также имеется очерк «Любимые песни теченской молодёжи (перечень с комментариями)» с незначительными изменениями (ГАСО. Ф. р-2757. Оп. 1. Д. 387. Л. 57-69.).

 

[1] Моисеев Игорь Александрович (1906-2007) – советский и российский артист балета, танцовщик, балетмейстер, хореограф, педагог, общественный деятель. Народный артист СССР (1953).

[2] Шереметев Николай Петрович (1751-1809) – граф, покровитель искусств, меценат, музыкант, и Ковалёва-Жемчугова Прасковья Ивановна (1768-1803) – крепостная актриса и певица.

 


Вернуться назад



Flag Counter Яндекс.Метрика