«Синельшик» Мосей Гурлев

[1961 г.]

 

Он тоже, как и многие другие, «прибился» к Тече из «расейских». В конце прошлого столетия у него в Тече на тракту стоял уже добротный дом с шатровой крышей, крытой тёсом. Дом состоял из кухни и горницы. У дома были «службы»: амбар, погреб, конюшня, сарай, пригон, а в огороде была «красильня» - изба с плоской крышей, поросшей лебедой. Здесь у него стояли небольшие чаны для крашенья. В солнечные дни на стенках «красильни» он развешивал «пасмы» окрашенных ниток. У дома был небольшой садик, в котором, между прочим, что было редко в Тече, были кусты крыжовника. Из цветов были маки, мальвы, васильки.

Семья состояла из стариков – мужа и жены, сына со снохой и двумя детьми – мальчиком и девочкой. Крашением в ту пору занимался сам старик – Мосей. Был он худой, бледный; руки у него были в краске – то красные, то синие, то жёлтые, а то просто неопределённого цвета – смесь разных оттенков цвета. Он был единственным специалистом в своей области, заказчики приезжали к нему издалека, и он без работы никогда не был. Холст чаще у нас «белили» и в таком виде из него шили «исподнее» - нижние рубахи, «становины», а часть шла [на] полотенца, «онучи». Из крашеных ниток ткали нечто вроде сарпинки на верхние рубахи разных расцветок: красное с белым, синее с белым, иногда синее, или красное с жёлтым. Особенно художественно ткали полотно на верхние штаны – шаровары с причудливым стрельчатым рисунком. Ситец был ещё мало распространён, и потребность в крашении была большая.

Старик, вероятно, от вредных испарений чахнул и однажды вечером, плотно закусив пельменем с рюмочной водки, отдал Богу душу. Производство перешло по наследству к сыну – Семёну Мосеевичу.

При жизни отца Семён занят был неопределённой деятельностью: то перекупал что-нибудь, сбывал; то немного сеял в паре с кем-либо, то «сенокосил» где-либо в «татарах» на арендованном покосе для обеспечения сеном коровы и лошади, которая применялась больше для разъездов. «Красильню» он принял в ту пору, когда потребность в крашении ниток уже падала: стали покупать разные материи у Антона Лазаревича и понемногу оставлять и ткацие домашние станки с их красками. Таким образом, на примере Семёна Мосеевича мы видим, как фабрика, фабричное производство вытесняли ремесленника. Предприятие пошло на убыль. Обычно «расейские» старались выдавать своих дочерей тоже за «расейских», из тех, кто занимались тоже ремеслом, но дочь свою Анну Семён выдал уже за аборигена тех мест – землероба, а сын Григорий некоторое время был на выучке по торговому делу у Новикова, т. е. готовился на приказчика, но когда «всё перевернулось», некоторое время был в «активе» сельских административных деятелей, а когда организовались рабфаки был командирован в Свердловский рабфак, который благополучно закончил и, по слухам, получил высшее образование по специальности лесничего.

ГАПК. Ф. р-973. Оп. 1. Д. 711. Л. 341 об.-343.

Находится только в «пермской коллекции» воспоминаний автора. В «свердловской коллекции» отсутствует.

 


Вернуться назад



26.10.2019
Добавлен очерк о храме Благовещения Пресвятой Богородицы Пыскорского Спасо-Преображенского мужского ...

26.10.2019
Добавлен очерк о храме иконы Пресвятой Богородицы "Владимирская" Пыскорского ...

26.10.2019
Добавлен очерк о храме Святой Живоначальной Троицы Пыскорского Спасо-Преображенского мужского ...

26.10.2019
Добавлен очекр о храме Иоанна Предтечи Пыскорского Спасо-Преображенского мужского монастыря ...

26.10.2019
Добавлен очерк о храме Рождества Пресвятой Богородицы в селе Усть-Боровом (каменном) (1752-1936).

Категории новостей:
  • Новости 2019 г. (204)
  • Новости 2018 г. (2)
  • Flag Counter Яндекс.Метрика