Предисловие к Части III.

 

Третья часть посвящена Пермской духовной семинарии начала XX века. В отличие от опубликованной ГКБУ «Государственным архивом Пермского края» книги воспоминаний В. А. Игнатьва о Пермской духовной семинарии начала XX века в 2-х частях, в настоящую публикацию вошли переработанные очерки автора в изменённой структуре, дополнительные материалы, примечания в постраничных сносках (в PDF-версии книги) и расширенное количество фотоиллюстраций.

Пермская духовная семинария – старейшее учебное заведение в Перми и имеет большую историю. Она являлась центром христианского просвещения во всём Пермском крае. Семинария была открыта 11 (23 по новому стилю) ноября 1800 г. Все духовно-учебные заведения (училища, семинарии и академии) имели широкие задачи – готовить как квалифицированные кадры духовенства, в том числе монашеские кадры, так и кадры светских деятелей – преподавателей светских предметов. Центральное место в учебной программе занимал цикл богословских наук. Кроме богословских предметов в учебном плане были и другие – светские предметы. Духовно-учебные заведения имели в своём основании консервативный «дух»: они ставили целью не столько само умственное развитие, сколько дисциплину ума, указывали духовно-нравственное направление развитию способностей молодых людей. Выпускниками их были как многие известные религиозные деятели, так и деятели науки, самоотверженные учителя и врачи, люди с глубоким сознанием долга, воспитатели и учителя многих знаменитых учёных. Деятельность выпускников духовно-учебных заведений отличалась разнообразием и многогранностью своей деятельности.

11 (24 по новому стилю) ноября 1900 г. отмечалось 100-летие Пермской духовной семинарии. Она была одной из лучших духовных школ в России. За период 1800-1917 гг. её окончило более 3000 человек. Самыми известными выпускниками из духовных лиц были: архиереи Иннокентий (Коровин)[1], Иона (Капустин)[2], Палладий (Пьянков)[3], Стефан (Знамировский), Аркадий (Ершов)[4]; протоиереи Г. А. Пьянков[5], А. М. Луканин[6], Е. А. Попов[7], И. А. Никитин[8] и др. В Пермской духовной семинарии обучались или закончили её около 50 священномучеников Русской Православной Церкви XX века. Из светских лиц самыми известными были: В. М. Флоринский[9], П. И. Макушин[10], П. Н. Серебренников, А. С. Попов[11], А. В. Карташёв[12], П. П. Бажов, В. С. Верхоланцев[13] и др. Образование, полученное в семинариях, особенно в части философии, психологии, дидактики, древних языков, давало выходцам из духовного сословия, возможность продолжить обучение в светских высших учебных заведениях – университетах и институтах, а также преподавать и врачевать, в том числе и после революции, занимая значительное место в рядах интеллигенции 1920-1930-х гг.

15 марта 1918 г. последовало закрытие Пермской духовной семинарии (ее здание было конфисковано для нужд ВЧК[14]). Деятельность Пермской духовной семинарии возобновлялась на несколько месяцев в 1919 г. Затем более 70 лет в Перми не было духовно-учебных заведений. В новейшее время деятельность Пермской духовной семинарии возобновлена 25 декабря 2009 г.[15] Она является современным учебным заведением с высшим духовным образованием для подготовки достойных священнослужителей Русской Православной Церкви.

К воспоминаниям о Пермской духовной семинарии в XIX веке не раз обращались и писали её историю, используя официальные документы: архимандрит Иероним (Лаговский)[16], Н. Н. Новиков[17], Н. П. Седых[18], священник И. В. Шестаков.[19]

История Пермской духовной семинарии начала XX века, её преподавателей и студентов остаётся малоизвестной. За 100 лет со времени её закрытия к её истории обращались крайне редко.[20] Воспоминания же В. А. Игнатьева всё это время вообще оставались невостребованными.

В. А. Игнатьев обучался в Пермской духовной семинарии в 1902-1909 гг., в течение 7 лет (оставался на повторительный 2-й курс по причине болезни), и был помощником инспектора Н. И. Знамировского и преподавателем латинского языка в 1914-1916 гг. Он описал внутреннее и внешнее устройство семинарии, включил портреты-миниатюры преподавателей и студентов, так как запомнил их сам и, отчасти, узнал от своих знакомых. Его воспоминания позволяют узнать много интересного об учебном процессе, досуге, быте, фольклоре семинаристов. Кроме того, воспоминания В. А. Игнатьева могут помочь понять и оценить духовную атмосферу крайне сложной дореволюционной эпохи. С одной стороны, это был период развития российской науки и образования, с другой стороны, эти годы были временем духовного кризиса общества, особенно молодой его части – учащегося студенчества.

По мнению доктора исторических наук, протоиерея Алексея Николаевича Марченко, Православная церковь в России в синодальный период «существовала под плотной государственной опекой, лишавшей её возможности самостоятельного развития, выражения собственного мнения и церковно-общественной инициативы». К началу XX века «кризис монархической государственности и «казённого» православия созрел окончательно». В то же время это было временем своеобразного «религиозного пробуждения», когда для многих представителей образованного слоя российского общества вопросы религии и Церкви стали «базисными». На почве духовной неудовлетворённости в среде российской интеллигенции стало развиваться богоискательство, появилось стремление к общению с Православной Церковью». Богоискатели понимали и искренне желали церкви восстановления её общественного авторитета путём освобождения от удушливых объятий государства и изжившей себя старой синодальной системы церковного устройства. Однако этим мечтам не было суждено осуществиться».[21]

Известны воспоминания митрополита Евлогия (Георгиевского)[22], как духовного лица, который тоже описывает годы, проведённые в духовной школе, как студентом, так и преподавателем, и ректором (1877-1902 гг.). И если митрополит Евлогий в молодости представляется «взыскующим града Господня» (т. е. стремящимся к священнослужению), то Игнатьев в этом случае – «отбывателем» (т. е. пользующимся своим происхождением для получения образования за «казённый счёт», а затем служащим по требованию духовного начальства). Он сам признавал, что «люди, не собиравшиеся посвятить себя в священнослужители, отсиживались в этих классах [богословских – ред.] в силу того, что податься было не куда, а если и представлялась возможность куда-либо поступить, то для этого требовалась подготовка, на которую не всякий мог решиться. Повинуясь этому общему течению и Петя [псевдоним автора – ред.] отсиживался с затаённой мыслью поступить потом в какое-либо высшее учебное заведение».[23]

Митрополит Евлогий называл старца преподобного Амвросия Оптинского[24] своим спасителем от духовного разложения в те годы. У В. А. Игнатьева такого духовного наставника не было. Видя фальшь и двуликость современной эпохи, когда слова были одни, а реальность другой, и она не менялась к лучшему, большая часть учащегося студенчества оказалась подвергнута возрастным искушениям, которые становились настолько сильными, что вызывали оппозиционные и нецерковные настроения. Некоторое влияние в этом отношении на умы семинаристов исходило даже от преподавателей. Обострение внутренних противоречий пронизывало всё общество, всё больше людей осознавало, что жить «по-старому», отрицая необходимость преобразований, уже невозможно. Даже в духовных семинариях и академиях такие настроения, выливались порой в волнения и беспорядки, особенно во время революции 1905-1907 гг. Всё кипело, бурлило, заставляло митинговать и дискутировать. Ещё ранее, будучи инспектором Владимирской духовной семинарии, митрополит Евлогий вспоминал: «Была коренная фальшь в участи моих воспитанников. Молодежь, в большинстве своём стремившаяся на простор светской школы, втискивалась в учебное заведение, весь строй которого был церковный. Придёшь, бывало, на молитву — в огромном зале стоят человек триста-четыреста, и знаешь, что 1/2 или 1/3 ничего общего с семинарией не имеют: ни интереса, ни симпатии к духовному призванию. Поют хором молитвы, а мне слышится, что поют не с религиозным настроением, а со злым чувством; если бы могли, разнесли бы всю семинарию…»[25]

Хотя В. А. Игнатьев и не был одним из активных участников революционных беспорядков, но он не смог не пропустить эту атмосферу через себя. В то же время учился он хорошо, каждый раз заканчивая класс по 1-му разряду.

Его воспоминания являются единственным и очень специфическим мемуарным свидетельством о Пермской духовной семинарии начала XX века. В связи с этим необходим осторожный подход к изучению его мемуаров. Особенностью их является то, что автор писал по прошествии полстолетия с того времени, когда вышел из семинарии, следовательно, он мог утратить более точные сведения из-за возрастных провалов в памяти и, возможно, поэтому писал не однажды, а продолжал писать в течение нескольких лет, зачастую возвращаясь к своим старым воспоминаниям и делая их отдельные расширенные редакции. Взяв на себя роль историка, В. А. Игнатьев сделал попытку раскрыть историю Пермской духовной семинарии за 1900-1917 гг. Его воспоминания изобилуют портретными характеристиками и тонким психологическим анализом событий и личностей, это позволило автору создать широчайшую панораму описываемого времени. Автор использует не только свои воспоминания, но и данные других лиц, с которыми общался в период «мемуарного творчества» (И. С. Богословский, М. М. Щеглов, В. П. Бирюков, А. Н. Шишёв и др.). Однако, несмотря на всю широту воспоминаний, это только приоткрытие завесы прошлого, причём довольно субъективное. Автор запомнил семинарию, преимущественно, по своему выпуску 1909 г. и отчасти по службе в 1914-1916 гг. Из его поля зрения выпали многие выпускники других курсов (как «богословы», так и «бунтовщики»), преподавательская деятельность и учебный процесс накануне закрытия семинарии в 1918 г. Обращая пристальное внимание на деятельность протоиерея К. М. Добронравова, А. П. Миролюбова, Н. И. Знамировского, протоиерея Т. П. Андриевского в эти годы, автор, в тоже время, почти никак не обозначает своё личное участие в деятельности семинарии в качестве помощника инспектора и преподавателя. Отсутствуют в его воспоминаниях архиепископ Андроник (Никольский), ректоры семинарии архимандрит Феофан (Ильменский) и архимандрит Матфей (Померанцев).

Семинария принимала выпускников четырёх духовных училищ: Пермского, Соликамского, Екатеринбургского и Камышловского, и все они вместе растворялись в общей массе семинаристов, но В. А. Игнатьев, преимущественно, выделяет среди них, во-первых, «своих» - камышловцев, которые по его представлению впитали в себя особенности уклада и быта духовной школы, а во-вторых, тех, с которыми позднее жил и работал в г. Свердловске, и на примере их жизни постарался доказать тезис о «живучести семинарского племени». Очевидно, что события 1917 года для автора были трагедией. Дореволюционная эпоха и Пермская духовная семинария вместе с ней представлялись В. А. Игнатьеву безвозвратно ушедшими явлениями молодости, а советское государство и коммунизм – грубой, но закономерно установившейся формой общественного устройства. В то же время, не желая признавать атеизм, автор и не принимал авторитет Русской Православной церкви, находившейся в тисках тоталитарной системы, и не смог не оказаться подверженным процессу ломки социальных устоев после революции, гражданской войны и периода репрессий. В этом смысле, его воспоминания являются свидетельством духовной трагедии тех «богоискателей», у которых оказалась потерянной живая связь с канонической Русской Православной Церковью.

В. А. Игнатьева был человеком музыкально одарённым, любил церковное пение и много места уделял в воспоминаниях увлечению пением, семинарскому хору, лучшим певцам-семинаристам, связям семинарии с культурными деятелями г. Перми. Возможно, он оказался единственным, кто настолько подробно осветил историю церковного певческого искусства в Перми в начале XX века. И хотя это искусство так и не стало для него церковной службой с углублённым вниманием к церковным канонам, как увлечение оно помогло ему сохранить добрую память и приятные воспоминания о годах своей юности, проведённой в духовной школе, а также пронести эту память через поколения. Его мемуары это исповедь человека, жившего и творившего в определённую эпоху, и стремящегося поделиться личным опытом. К большинству своих наставников и преподавателей он старался отнестись с добротой и уважением, постоянно памятуя тезис, выработанный в итоге семинаристами: «Наставникам, хранившим юность нашу, не помня зла, за благо воздадим».

Публикацию открывают очерки «Старая Пермь» и «Кама» - воспоминания семинариста о г. Перми.

Основным текстом публикации являются собственно «Очерки по истории Пермской духовной семинарии» из «пермской коллекции» воспоминаний автора: описание семинарии, очерки о педагогическом составе и обслуживающем персонале. Центральной темой являются впечатления автора от событий революции 1905-1907 гг.

Под общим заголовком «Страницы прошлого Пермской духовной семинарии» находятся очерки автора с описанием быта, досуга и фольклора семинаристов, которые были найдены в разных частях рукописных воспоминаний: в очерках по истории Пермской духовной семинарии, по истории села Русская Теча, автобиографических воспоминаний. Автор вспоминает выпускников своего курса 1909 г., пишет о любви семинаристов к своей alma mater и семинарской гордости. Далее следуют очерки о жизни и работе автора в Перми и описание семинарии в годы первой мировой войны с предчувствиями от надвигавшейся новой революционной грозы.

В состав «Воспоминаний и биографических очерков В. А. Игнатьева о бывших семинаристах» вошли отдельные очерки, найденные в рукописях автора по истории Пермской духовной семинарии, Камышловского духовного училища, Казанской духовной академии, Семейной хроники Игнатьевых, отдельных биографических очерков. Автор представил в них, с одной стороны, образы молодых семинаристов, которые в его сознании во многом впитали в себя особенности духовной школы до революции; а с другой стороны – бывших семинаристов, друзей и знакомых автора, на примере жизни которых он пытался доказать тезис о «живучести семинарского племени». Это были представители нескольких поколений, не только выходцев из духовного сословия, но и имевших иное происхождение: из семей служащих, торговцев, которые прошли несколько ступеней старой духовной школы. По-разному сложилась их судьба в советской действительности: кто-то смог найти своё место в жизни, а кто-то – нет.

Очерк «Учение Пети Иконникова в Пермской духовной семинарии» из автобиографических воспоминаний автора в настоящей публикации приводится целиком. Очерки «»Наш академический «пантеон», «Профессор Павел Петрович Пономарёв», «Иеромонах Афанасий и его окружение», «Иван Иванович Сатрапинский» перенесены в Часть IV. «Казанская духовная академия начала XX века», очерки «Александр Алексеевич Игнатьев», «Алексей Алексеевич Игнатьев», «Николай Алексеевич Игнатьев» и «Сергей Александрович Игнатьев» - в Часть I. «Семейная хроника Игнатьевых», очерк «Иван Николаевич Ставровский» - в Часть II. «Камышловское духовное училище рубежа XIX – начала XX века», биографический очерк «Трое» о преподавателях латинского языка в Свердловском мединституте П. А. Липине, В. А. Наумове, В. А. Игнатьеве» - в Часть VIII. «Преподавательская деятельность в Свердловских институтах».

Воспоминания и биографические очерки В. А. Игнатьева о бывших семинаристах дополнены «Комментариями (аннотациями) автора к «Справочной книге всех окончивших курс Пермской духовной семинарии в память 100-летия Пермской духовной семинарии» свящ[енника] Иакова Шестакова (фрагмент)».

«Воспоминания «Как создавалась «очарованная душа», об увлечении пением и хоровыми кружками» см. в Части X.

Так же как и во второй, при подготовке третьей части составлялись биографические справки на участников событий, упоминаемых в текстах, использовались списки служащих и разрядные списки учеников Пермской духовной семинарии, составленные после годичных испытаний и опубликованные в «Пермских епархиальных ведомостях» за 1880-е-1917 гг., и «Биографические справки на бывших воспитанников Пермской духовной семинарии», составленные А. Н. Шишёвым в 1950-1970-х гг., которые хранятся в семейном фонде Богословских. Необходимо заметить, что В. А. Игнатьев и А. Н. Шишёв были знакомы, активно общались и переписывались в 1950-1960-х годах, делились информацией и оба передали свои труды в фонд Богословских. При этом содержание «Биографических справок» Шишёва о бывших семинаристах расширяет представления о них в мемуарах Игнатьева, поэтому это обстоятельство было решающим для включения их в публикацию.

Завершают третью часть биографические очерки «Профессор, доктор медицины Иван Степанович Богословский» и «Семейство Богословских».

В третьей части представлены фотографии старой Перми и набережной Камы в почтовых открытках (здания и учреждения, о которых автор вспоминает и перечисляет в мемуарах); чертежи планов внутренних помещений семинарии, составленные самим автором; фотографии преподавателей, которым посвящены отдельные очерки; фотографии известных людей Перми, о которых вспоминает автор; семинаристы во время сезонных гуляний; семинаристы и гимназистки (групповые фото); фотографии выпускников семинарии; портреты семинаристов, упоминаемых в мемуарах; фотографии семейства Богословских – инициаторов мемуаров и В. П. Бирюкова – коллекционера рукописей; фотографии одноклассников автора в пожилом возрасте; фотографии г. Перми 1960 г., сделанные самим автором во время прогулки по городу вместе с И. С. Богословским (возвращение в родные края); фотографии бывших семинаристов, которым посвящены очерки; знакомые и друзья автора, с которыми он поддерживал связь; автор в пожилом возрасте во время чтения своих воспоминаний.

 

[1] Иннокентий (Коровин Яков Максимович) (1778-1840) – сын пономаря. Окончил Пермскую духовную семинарию в 1804 г. Преподаватель греческого языка в Пермской духовной семинарии в 1805-1813 гг. Архимандрит Соликамского Свято-Троицкого монастыря в 1813-1818 гг. Преподаватель истории и инспектор Пермской духовной семинарии в 1818-1824 гг. Епископ с 1827 г., архиепископ с 1832 г. Архиепископ Волынский в 1832-1840 гг.

[2] Иона (Капустин Ипполит Леонтьевич) (1790-1867) – сын протоиерея г. Камышлова. Окончил Пермскую духовную семинарию в 1808 г. Преподаватель Пермской духовной семинарии в 1809-1818 гг. Магистр богословия Московской духовной академии 1824 г. Инспектор Пермской духовной семинарии в 1825-1829 гг. В монашестве с 1826 г., иеромонах, архимандрит с 1829 г. Ректор Пермской духовной семинарии в 1829-1830 гг. Епископ Екатеринбургский, викарий Пермской епархии в 1846-1859 гг.

[3] Палладий (Пьянков Павел Георгиевич) (1816-1882) – сын протоиерея г. Оханска. Окончил Пермскую духовную семинарию в 1834 г. Кандидат богословия Московской духовной академии 1840 г., магистр богословия 1841 г. Священник с 1844 г., иеромонах с 1846 г., архимандрит с 1854 г. Ректор Пермской духовной семинарии в 1854-1860 гг. Епископ Олонецкий и Петрозаводский в 1877-1882 гг. Духовный писатель.

[4] Аркадий (Ершов Александр Павлович) (1878-1937) – сын священника г. Красноуфимска. Окончил Пермскую духовную семинарию по 2-му разряду в 1901 г. Священник с 1902 г., протоиерей, архимандрит. Епископ Кунгурский в 1924-1929 гг. Архиепископ с 1935 г. Священномученик Русской Православной Церкви.

[5] Пьянков Георгий Антипович (ок. 1779-1858) – один из первых выпускников Пермской духовной семинарии 1802 г. Священник с 1802 г., протоиерей с 1820 г. Служил в г. Оханске.

[6] Луканин Александр Матвеевич (1821-1889) – сын пономаря Осинского уезда. Окончил Пермскую духовную семинарию по 1-му разряду в 1842 г. Священник с 1842 г., протоиерей с 1862 г., благочинный. Редактор «Пермских епархиальных ведомостей» в 1879-1889 гг. Председатель Пермского епархиального училищного совета в 1884-1889 гг. Духовный писатель, археолог и историк.

[7] Попов Евгений Алексеевич (1824-1888) – сын священника г. Красноуфимска. Окончил Пермскую духовную семинарию по 1-му разряду в 1844 г. Священник с 1844 г., протоиерей с 1869 г. Духовный писатель и общественный деятель. Основатель просветительского братства святителя Стефана Великопермского.

[8] Никитин Иоанн Алексеевич (1842-1918) – окончил Пермскую духовную семинарию по 2-му разряду в 1862 г. Регент архиерейского хора в 1868-1871, 1874-1875, 1883-1894 гг. Протоиерей Мотовилихинской Свято-Троицкой церкви в 1902-1906 гг., Пермского Спасо-Преображенского кафедрального собора в 1906-1918 гг.

[9] Флоринский Василий Маркович (1834-1899) – сын диакона Владимирской губернии. Окончил Пермскую духовную семинарию в 1853 г. и С.-Петербургскую медико-хирургическую академию в 1858 г. Доктор медицины 1861 г. Известный врач, этнограф и археолог.

[10] Макушин Пётр Иванович (1844-1926) – сын причетника Оханского уезда. Окончил Пермскую духовную семинарию в 1863 г. Обучался в С.-Петербургской духовной академии. Деятель народного просвещения в Сибири.

[11] Попов Александр Степанович (1859-1906) – сын священника Верхотурского уезда. Обучался в Далматовском духовном училище в 1868-1870 гг., окончил Екатеринбургское духовное училище по 1-му разряду в 1873 г., 4 класса Пермской духовной семинарии в 1877 г. Кандидат физико-математических наук С.-Петербургского университета 1882 г. Преподаватель кафедры физики С.-Петербургского университета. Преподаватель физики, математики и электротехники в Минном офицерском классе в Кронштадте, преподаватель физики в Техническом училище Морского ведомства в Кронштадте в 1890-1901 гг. Почётный инженер-электрик 1899 г. Профессор физики Императорского Электротехнического института в 1901-1905 гг., ректор в 1905-1906 гг. Изобретатель радио.

[12] Карташёв Антон Владимирович (1875-1960) – окончил Пермскую духовную семинарию по 1-му разряду в 1894 г. Кандидат богословия С.-Петербургской духовной академии 1899 г. Последний обер-прокурор Святейшего Синода и министр исповеданий Временного правительства в 1917 г., обеспечивший передачу церковной власти Поместному собору Русской Православной Церкви 1917-1918 гг.

[13] Верхоланцев Владимир Степанович (1879-1947) – окончил Пермскую духовную семинарию по 1-му разряду в 1901 г. Кандидат богословия Казанской духовной академии 1905 г. Окончил историко-филологический факультет Пермского государственного университета в 1922 г. Пермский педагог и краевед.

[14] ВЧК – Всероссийская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем при Совете Народных Комиссаров РСФСР.

[15] Прежняя Пермская духовная семинария располагалось по адресу: Кунгурская ул. (Комсомольский проспект), 1. В 1930-2000-х гг. в здании бывшей семинарии размещалось Пермское высшее военное командно-инженерное училище ракетных войск и артиллерии (ВКИУ). Здание было капитально реконструировано (надстроены 2 этажа, перестроены: правое крыло со стороны ул. Монастырской (Орджоникидзе) и левое крыло со стороны ул. Набережная (Окулова), внешне изменён облик в формах конструктивизма с переходом к сталинскому классицизму). В настоящее время здание превращено в офисные центры «Бажов» и «Садко». Современная Пермская православная духовная семинария располагается по адресу: шоссе Космонавтов, 185.

[16] Иероним (Лаговский Иоанн Евгеньевич) (1827-1884) – сын священника Костромской губернии. Окончил Костромскую духовную семинарию в 1849 г. Магистр богословия С.-Петербургской духовной академии 1853 г. Преподаватель логики и психологии в Пермской духовной семинарии в 1853-1858 гг., 1861-1868 гг. Священник с 1856 г., протоиерей с 1858 г. Ректор Пермской духовной семинарии в 1868-1879 гг., архимандрит с 1874 г. Член С.-Петербургского духовно-цензурного комитета с 1879 г. См. Лаговский И. Е., прот. Открытие Пермской семинарии и история ее до преобразования, бывшего в 1818 г. Пермь,1867-1868 // ГАПК. Ф. печ. изд. № 581; Лаговский И. Е., прот. История Пермской семинарии после преобразования, бывшего в 1818 г. Пермь, 1870-1873 // ГАПК. Ф. печ. изд. № 583; Иероним (Лаговский), архим. История Пермской семинарии после преобразования, бывшего в 1840 г. Пермь, 1874-1877 // ГАПК. Ф. печ. изд. № 582; Иероним (Лаговский), архим. История Пермской духовной семинарии. Изд. свящ. И. Шестакова. Екатеринбург, 1900 // ГАПК. Ф. печ. изд. № 588.

[17] Новиков Николай Николаевич (1875-1943) – сын мещанина г. Перми. Окончил Пермскую мужскую гимназию в 1893 г. Кандидат С.-Петербургской духовной академии 1897 г. Преподаватель русского и церковно-славянского языков в Пермском духовном училище в 1897-1898 гг. Преподаватель литургики, гомилетики и практического руководства для пастырей в Пермской духовной семинарии в 1898-1906 гг. Преподаватель еврейского языка в Пермской духовной семинарии в 1899-1903 гг. Преподаватель Закона Божия в Пермской Мариинской женской гимназии в 1900-1901 гг. Редактор «Пермских епархиальных ведомостей» в 1900 г. Член и архивариус Пермской учёной архивной комиссии. См. «Историческая записка о Пермской духовной семинарии (1800-1900)». Екатеринбург, 1900; «Очерки по истории Пермской духовной семинарии со времени преобразования её по уставу 1867 г. Пермь, 1900-1902 // ГАПК. Ф. печ. изд. № 587; «Роль Пермской духовной семинарии в изучении прошлого Пермского края (краткий очерк)». Труды Пермской учёной архивной комиссии. Пермь, 1901. Вып. 4. // ГАПК. Ф. печ. изд. № 520.

[18] Седых Николай Павлович (1862-1917) – окончил Пермскую духовную семинарию по 1-му разряду в 1883 г. Кандидат богословия Казанской духовной академии 1887 г. Преподаватель пения в Пермском духовном училище с 1888 г., затем делопроизводитель, бухгалтер, старший ревизор в Пермском губернском акцизном управлении. Библиофил, краевед. Автор «Очерков истории Пермской духовной семинарии за 1877-1884 гг.». Пермь, 1915.

[19] Шестаков Иаков Васильевич (1858-1918) – сын священника Пермского уезда. Окончил Пермское духовное училище по 1-му разряду в 1873 г. и Пермскую духовную семинарию по 1-му разряду в 1879 г. Преподаватель в сельских школах в 1879-1887 гг. Священник в 1887-1899 гг. Писатель, краевед, строитель церквей и основатель монастырей. Член Пермской учёной архивной комиссии. Составитель «Юбилейной памятной книги для духовенства». Пермь, 1899 // ГАПК. Ф. печ. изд. № 593; «Краткого исторического очерка столетия Пермской епархии (1799-1899)». Пермь, 1899 // ГАПК. Ф. печ. изд. № 553; «Справочной книги всех окончивших курс Пермской духовной семинарии». Пермь, 1900 // ГАПК. Ф. печ. изд. № 595. В нач. 1900-х гг. создал собственное издательство «Кама». С 1909 г. постоянно проживал в г. С.-Петербурге, работал в цензурном комитете Святейшего Синода. В 1917 г. вернулся в г. Пермь. Убит большевиками. Священномученик Русской Православной Церкви.

[20] Горовой Ф. С. Революционно-демократическое движение в Пермской губернии в 60-х гг. XIX в. Молотов, 1952 // ГКБУ «ГАПК». Ф. печ. изд. № 26954; Шилов А. В. Н. П. Седых как исследователь истории Пермской духовной семинарии // Страницы прошлого. Пермь, 1999. Вып. 2; Калинина Т. А. Педагоги и ученики Пермской духовной семинарии // Путь в историю, пути истории. Пермь, 2002. С. 101-110 // ГАПК. Ф. печ. изд. № 41606; Перескоков Л. В. Памятник истории «Пермская духовная семинария»: жизнь после смерти // Пермский дом в истории и культуре края. Выпуск 3, Пермь, 2010; Нечаев М. Г. Культурное «гнездо» российской провинции: библиотека Пермской духовной семинарии // Смышляевский сборник: исследования и материалы по истории и культуре Перми. Вып. 5. Пермь, 2013. С. 28-50.

[21] Марченко А. Н., прот. «Сто лет под покровом Пресвятой Богородицы. Русская Православная Церковь и Пермский Университет в прошлом и настоящем». Пермь, 2016. С. 8-10.

[22] Евлогий (Георгиевский) (1868-1946) – митрополит, управляющий приходами Русской Православной Церкви в Западной Европе. Автор воспоминаний «Путь моей жизни». Париж, 1947, Москва, 1994.

[23] Из автобиографических очерков В. А. Игнатьева «Петя Иконников» («Учение Пети Иконникова в Пермской духовной семинарии»). ГАПК. Ф. р-973. Оп. 1. Д. 723. Л. 48-67 об.

[24] Амвросий (Гренков) (1812-1891) – иеромонах Оптиной пустыни. Почитался при жизни как старец. Прообраз старца Зосимы в романе Ф. М. Достоевского «Братья Карамазовы».

[25] Евлогий (Георгиевский). «Путь моей жизни». («Глава 8. Инспектор семинарии».). М., 1994.

 


Вернуться назад



Flag Counter Яндекс.Метрика