Пыскорский Спасо-Преображенский мужской монастырь (1560-1775)

 

Ставропигиальный монастырь (1560-1658)

В составе Вятской и Великопермской Епархии (1658-1755)

Вновь ставропигиальный монастырь (1755-1775)

Храмы монастыря

Игумены, архимандриты, келари и казначеи монастыря

 

Ставропигиальный монастырь (1560-1658)

 

Основание монастыря
Основан в 1560 году иждивением Иоанникия Феодоровича Строганова.
Находился во владении Строгановых близ городка Канкора на речке Пыскорке при впадении её в реку Каму.
По преданию, Иоанникий Феодорович Строганов, обозревая пожалованные ему в 1558 году Царём Иоанном Грозным места по реке Каме, на месте близ ручья, который впоследствии получил название Пыскорки, увидел отельников в монашеских одеждах. Узнав, что они живут в лесу в маленьких шалашах, он из благодарения Богу и Царю за пожалованные владения, захотел из маленького скита создать монастырь, пожаловать ему часть земель, устроить кельи для монахов.
В 1563 году сын Иоанникия Феодоровича Яков Иоанникиевич по завещанию отца своего передал монастырю пашенную землю и пожни у Соликамска и 4 двора, из них 2 половничьих, 1 большой двор на посаде и 1 в городе, мельницу у Соликамска, чертежи и 4 варницы без цыренов (солеварных котлов), 2 пустых варничных места и разсолы на 6 варниц.
При таком вкладе монастырь мог содержаться не только в первое время, но и в последующее, при увеличении монашествующей братии.
Местность, которую занимал монастырь, была скрыта от окрестностей, и монастырские здания были не видны со стороны реки Камы и из нагорных мест, кроме того, они находились у берега реки на слабом грунте.
В 1570 году Семён, Григорий и Яков Иоанникиевичи Строгановы, основавшие другой городок Кергедан, передали Пыскорскому монастырю новые земли от речки Лысьвы вверх до вершин, мельницу на речке Лысьве, новые пашни вниз от речки Лысьвы по правую сторону реки Камы, городок Канкор, 100 рублей денег и просили перенести монастырь в указанный городок, где поставить новые церкви.

 

"В Пречестную обитель Всемилостиваго Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, честнаго и славнаго Его Преображения, иже показа славу Своего Божества ученикам и Апостолам на горе Фаворстей, и Пресвятыя Богородицы, Присно-Девы Марии, заступницы роду христианскому, а нам грешным во всем помошницы и упования всех христиан, честнаго и славнаго Ея Рождества, начальнику и пастырю Христовых словесных овец, Варлааму, о Христе, мир и целование и всему по Бозе братству твоему, Аникиевы дети Строгановы Яковец, Грыньша и Семенец челом бьем!
Божия воля сталась, наших родителей в животе не стало, Государя нашего отца Иоанникия, а во иноцех Иоасафа, и нашея Государыни матушки Софьи. И мы ныне в дом Боголепному Преображению и Пречистыя Рождеству, твою паству в монастырь даем свои новые роспаши от Лысвы речки и по Лысве вверх до вершины, межную свою сторону и мельницу большую на Лысве и от Лысвы вниз по правую сторону Камы свои новые пашни и городок Канкор. И пожаловал бы ты начальник Варлаам, посоветовал бы твоей паствы с братством, чтобы перенесть и монастырь в городок, а церкви бы ставити по вашему чину, как будет пригоже; а в городке боевого снаряду: 12 рушниц, да 3 затинных, да пуд зелья, да пуд свинцу. А от городка вниз до нижней Пыскорки и вверх по Пыскорке до вершины, а за Пыскорку монастырю дела нет, также и до Меркурьевских островов монастырю дела нет. А межа нашему данью: по Каме по правую сторону от Лысвы вниз до нижней Пыскорской Курьи, а по левую сторону по Каме вниз до Зырянки, а ниже Зырянки по Каме в наш правеж монастырю дела нет. А которые жильцы живут у городка Канкора, которым давано от нас под дворы места и пахотные земли и покосы в Чашкине, и те жилецкие земли и пашни по смерти тех жильцов владеть монастырю же; а мы же послали в дом Боголепнаго Преображения и Пречистыя Рождеству 100 рублев денег. А молити вам Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа и Пречистую Его Матерь, Присно-Деву Марию и святых небесных Сил, Ангел и Архангел Михаила и Гавриила и прочих бесплотных и великаго Пророка и Предтечу Христова Крестителя Иоанна и всех святых Богоугодивших от века веков, аминь, чтобы умножил Бог православному Государю и Царю и Великому Князю Иоанну Васильевичу, всея России, его благодарованным детям цесаревичу Иоанну и Феодору многолетное здравие во всяком проскомисании, на литиях и панихидах, и на обеднях Благовернаго Князя Василья Васильевича, во иноцех Варлаама, Благоверных Цариц и Великих Княгинь и чад их, тако и за отца нашего за прежнее данье и за нынешнее служить игумену с собором и кормы кормити, доколе Бог изволит и обитель стоит; а по Государех и Государынях кормы кормити большими, да и по наших родителех служить игумену с собором по четыре службы на всяк год, доколе святое место стоит, род же наш написать на синодик, прочитывать вряду на всякий день; а который из нас, Иоаникиевых детей, похощет постричися, или дети наши, то без вкладу стритчи, а кого мы велим из своих людей постритчи,  тех вам стритчи без вкладу же и братству причести; а послышите кого из нас в животе не станет, и вам бы приписать к нашим родителем, да поминать на литиях по вся дни. Писано 7078 году марта 2 дня".

 

Монастырь был перенесён в городок Канкор на гору Пыскорскую при устье речки Камгортки в 1570 году.
Местность здесь была высокая, господствующая над окрестностями, она открывала вид на далёкое пространство.

 

Монастырь являлся ставропигиальным и подчинялся Митрополитам и Патриархам Московским и всея Руси.
В 1570-х годах в монастыре принял иноческий постриг будущий преподобный Трифон Вятский.

 

Вотчина монастыря
В 1579 году в монастыре были игумен, келарь, казначей, 3 чёрных попа, 1 мирской поп, 9 человек братии, 10 келий.
Монастрские дворы, конюшенный двор, коровий двор.
За монастырём монастырская слободка, в ней крестьянские дворы.
Земли монастырской пашни 32 четверти, крестьянской пашни 12 четвертей, перелога 16 четвертей в поле и 32 под паром.
Лес 20 десятин.
Сено на реке Каме и на речке Зырянке в верху по обе стороны "до гранные ели" и у Чашкина озера и по истоку 1350 копен, крестьянского сена 200 копен.
В монастырской слободке на речке Пыскорской соляная варница монастырская.
Колёсная мельница "немецкого" образца на речке Лысьве.
Починки: Лысьва на речке Лысьве и Новинка на реке Каме.
В Соликамске на посаде монастырский двор.
Монастырские пашни в Усольских полях 15 четвертей в поле и 30 под паром.
Сено на реке Каме, на речке Усолке и на речке Лысве 200 копен.
Монастырская мельница на речке Роднике "немецкого" образца.
Рыбная ловля в Чашкином озере и в истоке, в реке Каме под монастырем.
Много отличных покосов или "пожней" в разных местах.

 

В 1623 году в монастыре было 18 келий и 50 человек братии.
Гостинный двор при монастыре.
Конюшенный и скотный двор за монастырём.
6 хлебных амбаров, казённый амбар, келья у мельницы и ещё 2 амбара.
Вотчина простиралась на правом берегу реки Камы от речки Лысьвы до речки Нижней Пыскорки, на левом берегу Камы - от верхнего конца Чашкина озера и его протока (прорыва) в Каму до устья речки Зырянки.
На берегу Камы монастырская слободка, в ней монастырский двор, в которым жили монастырские служки, двор дьячка, 20 крестьянских дворов, бобыльский двор, 1 пустой двор, 3 дворовых места.
Земля при монастыре: пашни 51 четверть и 1/8, перелога 8 четвертей и 1/8 и 16 1/4 под паром.
Лес 20 десятин.
Сено на реке Каме и на речке Зырянке вверх по обе стороны "до гранные ели" и у Чашкина озера по истоку 1550 копен.
В монастырской слободке починки: Лысьва на реке Каме и на речке Лысьве.
Пустая варница на речке Пыскоре.
Колёсная мельница "немецкого" образца на речке Лысьве.
Деревня, бывший починок, Новинка на реке Каме.
Починки: Верхокамцов на реке Каме, Микулин на реке Каме, Куземкин на ручье, Серин на роднике, Вятцкой Мыс на ручье, Большая Новина на ручье, Чудинова Новина на ручье, Юшки Ламонова на ручье, Благовещенский на реке Каме.
Пустошь, бывший починок Верхний на реке Каме.
На реке на Каме остров Побоищный на устье речки Зырянки, на нём монастырский двор, в котором жили старцы, соляная варница и место варничное.
В Соликамске монастырский двор, в котором жили старцы.
Паханные пашни в Усольских полях 8 четвертей и 1/8, перелога 6 четвертей и 1/8 в поле и 12 и 1/4 под паром.
Сено на реке Каме, на речке Усолке и на речке Лысве 200 копен.
Всего в монастырской вотчине: слободка, деревня, 10 починков, пустошь, а в них 3 монастырских двора, двор служек, двор дьячков, 35 дворов пашенных и непашенных крестьян, двор бобыльский, людей в них 47 человек, 3 двора пустых, 3 места дворовых. Пашни паханой 61 четверть и 1/8, перелога 10 четвертей и 1/8 в поле и 20 и 1/4 под паром, леса пашенного 36 десятин, сена монастырского и крестьянского 2135 копен. Всё пожертвовано Строгановыми.
Кроме того, в Соликамске у посада на речке Усолке мельница в совместном владении с собором Святой Живоначальной Троицы.
Там же в Соликамске на посаде монастырская лавка, пожертвована вдовой Медведевой.
В Кайгородском уезде в погосте Волосницком купленный монастырский двор, 2 хлебных и соляных амбара.
Рыбная ловля в Чашкином озере и в реке в Каме под монастырём.
Много отличных покосов или "пожней" в разных местах.

 

Самостоятельность монастыря

В 1627 году Пыскорский монастырь получил от Царя Михаила Феодоровича самостоятельность в делах административного управления.
Кроме того, "Тарханная грамота" освобождала монастырских крестьян от всех казённых повинностей (кроме платы ямских денег и дачи стрелецких хлебных запасов и городового и острожного дела), а монастырские варницы - от соляной пошлины.

 

"Божиею милостию Мы Великий Государь Царь и Великий Князь Михаил Феодорович, Всея Руссии Самодержец. Пожаловали есмя из Перми Преображенского Монастыря с Пыскора Архимандрита Сергия с братиею, или кто по пем в том Монастыре иный Архимандрит и братия будут. В прошлом в 7134 (1626) году по Нашему Указу положили они пред Нами шесть Грамот: пять Грамот блаженныя памяти дяди Нашего Государя Царя и Великого Князя Феодора Иоанновича всеа Руссии, две 97 года да грамота 98, да 100, да 102 года за приписью Дьяка Андрея Щелканова, да Нашу Грамоту 127 года за приписью Дьяка Нашего Андрея Шипова; а дана им та Наша Грамота с тех прежних Грамот блаженныя памяти Государя Царя и Великого Князя Феодора Иоанновича Всея Руссии. А в той Нашей Грамоте написано: Их монастырская слободка под Монастырем, а в ней живут Монастырские крестьяне, да их же Монастырская варница на речке на Пыскоре, да на речке на Лысве мельница Немецкое колесо, да их же Монастырские починки: починок Лысва на речке на Лысве, починок Новинка на речке на Каме; да на речке ж на Лысве у мельницы починок, и в нем живут Монастырские детеныши, да в Соликамском уезде на речке на Роднике Монастырская мельница Немецкое колесо, да рыбная ловля в озерке в Чашкине и в истоке, да в реке Каме под Монастырем. А межа их Монастырю города Камского Усолья со крестьяны от реки от Камы, рекою Лысвою вверх в устья и до розсох по обе стороны; а от реки Лысвы вниз по Каме по правую сторону до Меркурьевых островов до верхнего конца пожни и лес Монастырской, а по левую сторону Камы реки, межа их Монастырская с Усольскими крестьяны, от верхнего конца Чашкина озера прорывом к Каме реке по конец Березова острова нижнего конца до Зочзинина островка, на правой стороне пожни и лес Камского Усолья крестьян, а по левой стороне вниз по Каме до устья рч. Зырянки, озеро Чашкина и иныя озерки, и пожни, и лес и всякия угодья до усть рч. Зырянки вверх по обе стороны до трехгранных елей пожни и Остров Зырянский с верхняго и до нижняго конца, да у Соликамской деревня на посаде со всеми угодьи, и с пожнями, и со всеми пашенными землями, и тех Монастырских вотчин крестьян к Орловскому посаду в сотни притягивати, и всяких податей с них имать до Нашего Указу, и варницы их ни чем ведать не велено; а дано им то все на Монастырское строение и на ладан, и на свечи, и на вино церковное. И им старцам вручи место и подвод с них, кто в Сибирь поедет и из Сибири, опричь ратнаго дела большаго, и о том коли именно Наш Указ будет, имать с них не велено ж. И их старцов и крестьян и их детенышев велено беречь от ратных и ото всяких проезжих людей, чтоб им обид и насильства и продаж ни от кого никакими делами не было.

И мы Великий Государь Царь и Великий Князь Михаил Феодорович всея Руссия, и Отец Наш Великий Государь Святейший Патриарх Филарет Никитич Московский и всея Руссии, Преображенского Монастыря, что на Пыскоре, Архимандрита Сергия с братиею пожаловали, велели им те Грамоты переписати вновь на Наше Государское имя, по Нашему Государскому по новому уложению; и тою их Монастырскою вотчиною, и двором, и варницами, и мельницами, и рыбными ловлями, и всякими угодьи, будет они прежде сего владели и ныне владеют, велели им владети по прежнему и по сей Нашей Государевой жалованной Грамоте. И Монастырских их вотчин и всяких угодей насильством отнимать, и варницы их и в деревни вступатися ни кому не велели. И кто у них в той Монастырской вотчине, и у мельниц, и у варниц, учнут жити. Монастырских людей и крестьян, и тем их Монастырским людям и крестьяном Наших никаких податей, и денежных всяких поборов, и козачьих хлебных запасов, и кормовых с сошными людьми недавати, опричь ямских денег и стрелецких хлебных запасов, и городоваго и острожнаго дела. А ямския им деньги и стрелецкия хлебныя запасы давати, и городовое и острожное дело делати по писцовым и по дозорным книгам с живущаго с сошными людьми вместе. Так же есми их пожаловали, Воеводы Наши Пермские и Приказные люди Архимандрита с братиею и их Монастырских людей и крестьян не судят ни в чем, опричь душегубства, и разбоя, и татьбы с полишным; а ведает и судит Монастырских своих людей и крестьян Архимандрит с братиею, сами во всем, или кому прикажут.

А случится суд смесной их Монастырским людем и крестьяном с городскими людьми или с волостными, и Воеводы Наши Пермские, и приказные люди их судят; а Архим. с братиею, или их Прикащик, с ними ж судит; а прав ли будет или виноват Монастырской человек, и он в правде и в вине Архимандриту с братиею, или их Прикащику. И Воеводы Наши Пермские, и приказные люди, в их Монастырского человека не вступятся ни в праваго, ни в виноватаго; а кому будет чего искать на Архимандрите с братиею, и на их Монастырских людех, и на крестьянех, и на их сужу Яз Царь и Великий Князь Михаил Феодорович всея Руссии, или Яз кому прикажу их судити. А по Нашему Государству Указу искати им и отвечати в году на три срока; на Рождество Христово, на Троицынь день, да на Семен день летопроводца; а опричь тех Наших указных трех сроков на иные сроки их не судити и на поруки их недавати. А кто накинет на них срок сильно, не по тем Нашим указным срокам, или кто назывную и безсудную, или правую Грамоту, или Пристава возмет и те Грамоты не в Грамоты, а Пристав езду лишен.

А учинится у них в Монастырской вотчине какое душегубство, и душегубца в лицах не будет, и они дают Воеводам Пермским и приказным людем за голову веры 4 рубли; а больше того Монастырским людем и креетьяном веры и продажи нет.

А учинится у них какое душегубство безхитростно, кого громом или деревом убьет, или сгорит, или утонет, или озябнет, или кого зверь съест, или мертваго водою под их Монастырскую землю поднесет, или от своих рук утеряется, или иною какою мерою смерть случится; и обищут про то, что учинилось безхитростно, и Монастырским людом и крестьянин в том им веры и продажи нет.

Так же к их Монастырским людем и ко крестьяном на пир и на братчины никто никакие люди пити незваны неходят; а кто к ним придет пить незван, и они того незваннаго вышлют вон безпенно, а не пойдет вон, и учнет пить сильно, и учинится при том незваном на том пиру какова гибель, и тому незванному тое гибель платить вдвое без суда и без правды.

Так же Нашим Пермским Воеводам и приказным людем во всем их беречи, чтоб им от ратных, и ото всяких проезжих и от окольных людей насильства и тесноты и обид отнюдь не было. А для береженья сю Нашу Государскую жалованную Тарханную Грамоту велели есмя держати в Монастыре в казне; а для Воевод Наших и всяких Приказных проезжих людей велели есмя им дати с сей Нашей жалованной Грамоты список за Дьячьею приписью слово в слово.

А где они сю Нашу Государскую жалованную грамоту и с сей Нашей грамоты список за Дьячьею приписью явят, и от явки не дают ничего; а кто чрез сю Нашу Государскую жалованную грамоту Архимандрита с братиею и их Монастырских людей и крестьян чем изобидит, и потому от Нас Великого Государя Царя и Великого Князя Михаила Феодоровича всея Руссии быти в опале. Дана ся Наша Государская жалованная Грамота в Нашем Царствующем Граде Москве лета 7135 (1627) Августа в 28-й день. А позади подлинной Великого Государя Грамоты пишет Царь и Великий Князь Михаил Феодорович всея Руссии Самодержец".

 

В 1629 году Строгановы отдали монастырю реку Северный Кондас и речку Сирью с правом рыбной ловли, со звериными угодьями, с деревнями и крестьянами.
По речке Сирье Строгановы уступили две деревни - Верх-Сирью и Дичгорт и пустошь Етыпку, а по Кондасу - деревню Ощепкову.
В 1630 году Пыскорский монастырь, по челобитью старцев, получил от Царя подтвердительную "Тарханную грамоту", видимо из-за несоблюдения прежней грамоты.
В 1636 году Пыскорский монастырь получил Царскую грамоту на полное владение речкой Мечкой и пустошью Нагаевой в бассейне реки Сылвы, где имел также вотчины и Соликамский Вознесенский монастырь. Эти Кунгурские земли Пыскорский монастырь получил, по челобитной архимандрита Гермогена, в обмен на речку Канкарку под самым монастырем. На устье этой речки в том время начали устраивать Пыскорский казённый медеплавильный завод - первый во всей Перми Великой. Речка Канкарка была взята в казну, а взамен её отдана монастырю речка Мечка (правый приток Сылвы) и пустошь Негаева. Негаева пустошь простиралась на значительное пространство от Мечи чрез Шакву, правый приток Сылвы, до верховьев Лысьвы, левого притока Чусовой. Пыскорский монастырь устроил на вновь пожалованной земле Рождество-Богородицкую пустынь по соседству с Крестовоздвиженской пустыней Вознесенского монастыря, а на Мечке мельницу вместо той, которая стояла прежде на Канкарке, на месте завода.
В 1641 году возник спор между Пыскорским и Соликамским Вознесенским мужским монастырём о землях по рекам Сылве и Шакве.
Спор закончился миролюбивой записью, составленной в Москве. По этой записи луг по реке Сылве от Алтамышева городища до Долгого озера остался за Пыскорским монастырём, а остальные луга - за Соликамским Вознесенским монастырём.
20/30 июня 1645 года в Пыскорском монастыре произошёл страшный пожар от молнии, все деревянные строения до тла сгорели.
Разные льготы для Пыскорского монастыря привлекали много добровольных переселенцев из Вятки, Чердыни, Устюга, Лаптева, Кайгорода, Пелыма, Двинской области, Вычегды и прочих мест.
В 1647 году в вотчинах Пыскорского монастыря, находившихся на реках Каме, Кондасе, Сырье, Сылве, Мечке, Шакве и Бабке считалось 365 дворов и 1136 человек.
В 1651 году 5 варниц, принадлежавших Пыскорскому монастырю в Зырянских соляных промыслах, что при устье речки Зырянки, впадающей в Каму, были взяты в казну.
В том же году за Пыскорским монастырём было утверждено право владения мельницами на речках Усолке и Лысьве, на которые объявляли свои права Соликамские посадские люди, но получили отказ.

 

В составе Вятской и Великопермской Епархии (1658-1755)

С 1658 года монастырь находился в подчинении Епископов Вятской и Великопермской Епархии.
Настоятели монастыря - архимандриты - являлись помощниками Епископов Вятских и Великопермских по управлению приходами г. Соликамска и уезда, а также вотчин Строгановых.
Указы Вятских и Великопермских архиереев начинались обыкновенно так:

 

"Великаго Господина Преосвященнейшаго (имрек) Архиепископа Вятскаго и Велико-Пермскаго указ ево архиерейской Перми Великой, Соли-Камской уезду, Преображенскаго Спасова монастыря, что при Каме, архимандриту (или духовных дел закащику архимандриту) такому- то".

 

В заключении указов таково:

 

"И как ты, архимандрит, (такой-то) сей указ получишь и ты бы о том, чинил по выше-писанному Его Императорскаго Величества именному указу и с сего указу Соли-Камской с уездом и в вотчины баронов гг. Строгановых в монастыри и ко всем церквам разослать тебе за рукою своею, копии, чтобы они о вышеписанном ведали и чинили непременно, а котораго числа сей указ получишь и по нем исполнено будет, о том тебе привести в Хлынов во архиерейский казенной приказ, за рукою своею, доношение немедленно".

 

В 1658 году в Пыскорском монастыре было произведено установление и размежевание земель, с постановлением на границах их знаков монастырского владения (слова "Покой да мыслете", иногда слово "да мыслете", иногда крыж, иногда посох).
В результате, земли монастыря получили защиту от каких бы то нибыло претензий.
30 сентября/11 октября 1674 года Царь Алексей Михайлович дал общую грамоту на монастырские земли взамен разных прежних уже обветшалых грамот и подтвердил положения "Тарханной грамоты" 1627 года.
Соляные разсолы монастыря в Пыскоре и на Побоищном острове истощились, а в Соликамске, за дальностью расстояния, были проданы.
После этого, в 1670-1674 годах на пожертвованных монастырю землях в 6 верстах от Пыскора, был устроен соловаренный завод, по образцу заводов Строгановых.
Возникло село Рождественское Усолье (Дедюхино), где были устроены солоподъёмные трубы, воздвигнуты новые варницы.
Таким образом, монастырь получил крупные доходы от солеварения, что позволило отстроить монастырь в камне, после пожара 1645 года.
В 1695 году Пыскорский монастырь и Григорий Димитриевич Строганов произвели выгодный обмен монастырской земли при Соликамске около речки Кондаса полуденного, по правую его сторону до усть-речки Уньвы, с рыбною ловлей в той речке и сенными покосами на её берегу на сенные покосы по Гачину лугу.
В 1700 году состоялась договорная запись между Пыскорским монастырём и Григорием Димитриевичем Строгановым, по которой последний обязывался не препятствовать монастырю ставить новые варницы и соляные трубы в Дедюхине и на Берёзовом острове в удобных местах, а монастырь в свою очередь обязывался вываривать на этих варницах соли не более 540 тысяч пудов и дров рубить не более 50 тысяч сажен, при чём обещал не препятствовать Строгановым в монастырских вотчинах рубить лес в случае надобности, и в продаже соли иметь участниками людей Строгановых потому, что земли под варницами суть пожалование Строгановых.
Таким образом, монастырское солеварение при поддержке Строгановых было расширено, увеличено количество варниц.
Но через 20 лет многие варницы пришли в ветхость, а новые не устраивали, в результате чего солеварение пошло на спад.
Развитие солеварения поощрялось правительством, а за его упадок следовало строгое наказание.
В 1721 году последовал Высочайший указ Пыскорскому монастырю увеличить за 2 года выварку и поставку соли в 2 раза.
В 1732 году монастырская власть была ограничена как в управлении вотчинами, так и солеварении. В село Дедюхино было определён государственный чиновник - коммисар.
Таким образом, Пыскорский монастырь в это время уже не имел непосредственного участия в управлении ни соляными промыслами, ни крестьянами, а всё зависело от соляной конторы и коммисара.

 

Вероятно, весной 1755 года весенний разлив реки Камы привёл к значительноу обрыву части берега, на возвышении которого стоял монастырь.
Поэтому братия монастыря, опасалась обрушения зданий монастыря в воду.
Пространство земли, занимаемое монастырём, было недостаточно; грунт земли был слабый и на нём невозможно было утвердить сваи. Две церкви стояли на высоком берегу и могли легко обрушиться. каменные братские кельи были сыры и угарны. Вода, которая текла от примыкаюшего к монастырю Пыскорского медеплавильного завода, портила здания, церкви и вещи; заводской воздух был вредителен.
Об этом в 1755 году писал в своём донесении в Святейший Синод архимандрит Иуст, который в монастырских дачах, в 8 верстах от монастыря вверх по Каме, в 5 верстах от Соликамска, близ деревни Лысьвы, нашёл более пространное, удобное и прочное место.

 

Вновь ставропигиальный монастырь (1755-1775)

01/12 июня 1755 года Высочайшим указом Пыскорский монастырь был исключён из ведомства Епископов Вятских и Великопермских и вновь сделан ставропигиальным монастырём.
24 января/04 февраля 1756 года Святейший Синод, рассмотрев донесение архимандрита Иуста, поручил Епископу Казанскому и Свияжскому Гавриилу (Кременецкому) составить комиссию для освидетельствования старой и новой местности для монастыря. Комиссия нашла донесение архимандрита Иуста справедливым.
В 1756 году не дожидаясь разрешения от Святейшего Синода, братия монастыря под руководством архимандрита Иуста, приступила к постройке на Лысьве кирпичных сараев, завозом бутового камня, железа и других материалов.
Там была совершена закладка 4-х церквей и были построены 2 корпуса для настоятеля и братских келий.
Затем было приступлено к разборке церквей в Пыскоре и Дедюхине и вывозу материалов и колоколов на Лысьву.
К концу 1756 года на Лысьве были построены уже братские кельи и Иоанно-Предтеченская церковь, а в 1758 году большая часть строений были окончены.
Стройка на новом месте производилась при больших запасах монастыря, но поспешно и без наблюдения архитектора, что впоследствии обнаружилось.

 

План Пыскорского ставропигиального Спасо-Преображенского монастыря на р. Лысьве.
Вторая половина XVIII века.

 

В 1756 году к Пыскорскому монатырю была приписана Плёсенская Свято-Троицкая Варлаамова мужская пустынь.
К 1758 году монастырь был обнесен 4-метровыми каменными стенами, за которыми располагалось 5 церквей, огромная колокольня, обширнейшие настоятельские кельи в 5 этажей с погребами и подвалами. Существовали особые корпуса для трапезы, ризницы с палатками для разных припасов. Северная, западная и часть южной стен служили помещениями для братских келий. Они имели три этажа и было их 174 келии: с северной стороны - 54, западной - 96, южной - 24.
В северо-западном углу монастыря возвышалась огромная колокольня c часами. На ней было 24 колокола. Шесть больших колоколов: в 1300 пудов, 700 пудов, в 360, 163, 100 и 50 пудов. Кроме больших колоколов имелись и малые. Высота колокольни 30 сажен.
Храмы были построены парными: в нижних этажах размещались тёплые, в верхних - холодные. В угловом, 5-этажном здании на юго-восточной стороне находилось две церкви: Спасо-Преображенский собор, а под ним храм Иоанна Предтечи.
В южном углу, на стыке между братскими кельями, находилась Благовещенская церковь, под ней братские погреба и подвалы.
Рядом с входными была ризница для хранения церковной утвари, а под ней палатка для разных припасов.
У восточной стены, чуть выше по течению реки Лысьва, располагались 5-этажные настоятельские келии с погребами и подвалами.
Далее - храм Святой Живоначальной Троицы, очень высокое здание, имеющее 5 ярусов, исключая нижний этаж, и храм иконы Пресвятой Богородицы "Владимирская", а под ними - братские трапезные.
За монастырской оградой помещались различные хозяйственные постройки, огороды и кладбище. Вдоль русла Лысьвы был сооружен пруд, в котором монахи разводили рыбу.
Храмы были без куполов, только алтари были отмечены небольшими главками с крестами.
В число угодий монастыря входили: вотчинная земля на 50 вёрст по берегам и окрестностям рек: Камы, Кондаса, Сылвы, Сырьи и Лысвы; до 50 деревень и сёл, в которых считалось 3 528 ревизских душ; три подворья: в Москве, каменное, где помещалась монастырская соляная контора, а по временам настоятель и монахи; в Соликамске, деревянное, где жили старцы для надзора за работами на солеварнях и служители, и в Нижнем Новгороде, для соляной конторы; 6 водяных мельниц в разных местах; рыбные ловли; солеварни в Соликамске, Дедюхине, Веретии и на Побоищном острове, вываривавшие до 1 миллиона пудов соли.
В монастыре было более тысячи священнических одежд, большею частью из золотой и серебряной парчи, из китайских материй, шитых шелками и золотом; 5 богатейших митр, одна с бриллиантами, стоимостью в 27 000 руб.; 13 Евангелией с серебряными досками, покрытыми золотом. Одно из Евангелий было украшено бриллиантами весом 1 пуд 18 фунтов. Кроме того, 8 сосудов чистого золота и серебряных, 15 запрестольных серебряных крестов, до 50 серебряных паникадил, лампад и подсвечников. Во всех этих вещах золота и серебра было 18 пудов 3 фунта; серебряных братских вещей до полпуда.
При монастыре был воинский арсенал: 11 чугунных и железных полковых пушек, 12 пудов ядер, 4 пуда пороха, 1 пуд свинца, 128 винтовок, 5 шпаг, 2 сабли, 9 бердышей, 21 копье, 20 лядунок и 2 холщевых знамени.
Пыскорский монастырь  имел обученных разным художественным ремеслам и строительному делам мастеров: портных, кузнецов, ремесленников столярной мастерской, мастеров-резчиков по дереву, плотников, иконописцев.
Монастырь обучал ремеслу крестьянских детей, преимущественно сирот, с 10-12 лет, некоторые из них получали образование при Новгородской соляной конторе, а кого-то отправляли в Москву "для обучения иконописному художеству".

 

С возвращением ставропигии Пыскорскому монастырю были даны большие права и преимущества, которых он не имел прежде.
29 октября/09 ноября 1761 года состоялся указ Святейшего Синода, которым настоятели Пыскорского монастыря вызывались на чреду служения в С.-Петербург. В указе этом, между прочим, было сказано: "ставропигиальных монастырей (в том числе и Пыскорского) архимандритам в свою чреду ехать самим (без архиерейского повеления), имея при себе надлежащую, а особливо для великопраздничных и высокоторжественных дней знатную ризницу и по единому честному иеродиакону с пристойным числом служителей - проезд иметь в Санкт-Петербург всемерно самопервейшим зимним путем".

 

"Должен же он, архимандрит, сказано в грамоте Святейшего Синода архимандриту Никифору в 1763 году, в том Спасо-Преображенском Пыскорском монастыре священнослужение по чиноположению святыя восточныя Грекороссийския церкви отправлять, панагию носить и мантию со скрижальми, так как Имянным блаженныя и вечной славы достойныя памяти Государыни Императрицы Елизаветы Петровны, состоявшимся июня 18 дня 1755 г. указом, бывому в том настоятелю, архимандриту Иусту повелено быть против Ставропигиальнаго Донскаго монастыря архимандрита во всем непременно; и в заключение всего вышесказаннаго как должнаго ради по всему оному исполнения, так и в вышеозначенном священнослужении позволения, в свидетельство дана сия наша синодальная, за подписанием рук наших и синодальною печатью, утвержденная грамота в царствующем граде Москве, в лето от сотворения мира 7271, от воплощения же Бога Слова 1763, месяца февруария в 14 день".

 

В штате Пыскорского монастыре состояли: настоятель, эконом, келарь, казначей, 8 иеромонахов, 7 иеродиаконов, 5 служебных монахов и 4 больничных, итого 29 человек. Кроме них в монастыре находились 47 отставных военных нижних чинов.

 

26 февраля/08 марта 1764 года по Высочайшему указу все вотчины монастыря, угодья, заводы и крестьяне были отобраны в казну.
Пыскорский ставропигиальный монастырь был включен во 2-й класс штата ставропигиальных монастырей.
За ним было оставлено вотчинной земли по берегам Лысьвы и Суплеса, 8 десятин для скотского выгона, Усть-Боровские луга, Чашкино озеро, Соликамское подворье и 17 служителей.
Особыми правами архимандриты Пыскорского монастыря пользовались до 13/24 января 1772 года, когда указом Святейшего Синода было предписано архимандриту Симону сложить с себя знаки скрижальных архимандритов и совершать служение как было до Иуста и Никифора.

 

В августе 1772 года был произведён осмотр и освидетельствование строений Пыскорского монастыря, который провели Соликамский воевода премьер-майор Алексей Борисов, главный смотритель Пермских казённых соляных промыслов секунд-майор Алексей Мосолов и архитектор Мено-Павл Рейх.

 

Письмо архимандрита Симона в Святейший Синод от 28 августа/08 сентября 1772 года:
"В прошлом 1755 году месяца июня, по именному блаженныя и вечно-достойныя памяти Государыни Императрицы Елизаветы Петровны высочайшему указу, Пыскорскому Преображенскому монастырю, повелено быть ставропигиальным, и в силу оного высочайшего указа тогда Святейшим Правительствующим Синодом реченный Пыскорский монастырь из Вятской епархии исключен и оставлен в непосредственном ведении Святейшего Правительствующего Синода.

По состоявшемуся же в прошлом 1764 году штату определено быть оному монастырю во втором классе и по прежнему ставропигиальным. Сей Пыскорский монастырь хотя не прежде десяти лет на новом месте строен весь каменный, но в нем одне только наружные стены до верха возведены, а во внутренности простенков или не имеется, или начаты строить.

Церкви иныя не достроены, а из иных за видимыми опасностями престолы и иконостасы прежде бывшим архимандритом Амвросием вынесены в два жилых покоя, где ныне божественная служба отправляется.

Покоев отделанных и угодных жить так мало, что иные монашествующие принуждены жить, претерпевая тесноту, в нижнем апартаменте, ниже горизонта земли полусаженью.

Кельи же настоятельские в прошлом 1762 году маия против 28 числа сгорели, и оставшиеся от пожара стены вскоре после того разломаны.

В колокольне мост, перила и шатры, также и над смежным с той колокольней строением кровли на не малом расстоянии от молний сего 1772 года мая 23 числа сгорели; большие два колокола и несколько малых разбились и отчасти растопились, и во всех частях сего каменного строеения насквозные от фундамента до самой поверхности многе расселины.

Сверх того показанный монастырь состоит в месте пустом, отделенном от сожительств людских реками и болотами и окруженном великими лесами, близ которого на Каме реке и на сухом пути бывают частые воровства, грабления и разбои; как и прошлого 1771 года мая 17 дня несколько вооруженных разбойников бывего тогда архимандоита Амвросия внутри монастыря ограбили, и архимандрита Иуста жечь хотели, и были в палате, где хранится ризница – о чем в то время Святейшему Синоду представлено, а на сие воспоследовавшей резолюцией Святейшего Синода, указом того же года декабря 19, велено из того Пыскорского монастыря ризницы лучшие вещи, для показанныя тогда опасности, вывезти, и во исполнение оного лучшая ризница сего года мая с первых чисел хранится и поныне в Соликамском магистрате.

В конфирмованом Ея Императорским Величеством прошлого 1766 года сентября 30 дня от комиссии духовных имений докладе изображено, чтоб если в коей епархии из упраздненных монастырей есть такие, которые к жительству монашествующих против состоящих в штате лучше и выгоднее бытьмогут, то бы о таковых архиереи присылали в Святейший Синод обстоятельные ведомости; почему если бы Пыскорский монастырь был епархиальный, то должно было бы просить епархиального преосвященного о предствалении, чтобы я и монашествующая братия оного монастыря переведены были в заштатный лучший той же епархии монастырь; но Пыскорский монастырь именуется ставропигиальным и находится в непосредственном ведомстве Святейшего Синода, то и принужден я непосредственно просить Святейший Правительствующий Синод о том переведении.

Имеется же в Вятской епархии в предместьи города Соликамска, от Пыскорского монастыря отстоящий в девяти верстах, оставленный на свое пропитание Вознесенский монастырь; в нем на середине внутренней площади соборная церковь каменная великолепная, и над алтарем находится пространное место для построения каменной палаты, в коей бы хранилась ризница; хотя в ней иконостас обветшал, но Пыскорского монастыря иконостас будет в меру.

Колокольня на восточной стороне каменная, довольной высоты и твердая; под ней две церкви со сводами и при каждой каменные паперти; кельи настоятельские и монашеские каменные, твердые, но только над настоятельскими второго апартамента половина недостроена; над всеми строениями потребны кровли и новая ограда каменная же и крепкая.

По всем сим обстоятельствам:

1) Пыскорский монастырь к пребыванию вовсе не надежен и опасен, и требует к перестройке и починке великой суммы, например около ста тысяч (как архитектор о сем при описи засвидетельствовал); а Вознесенский только для выстройки ризничной над алтарем палаты и для окончания над настоятельскими кельями верхнего апартамента и для кровель – умеренной суммы, каковая может получена быть за медь разбитых в нынешний пожар колоколов, если благоволено будет оную продать.

2) Вознесенский монастырь если бы был штатным и по предписанному сначала возобновлен, мог бы впредь содержаться положенною по штату на пристройку суммою, и тем огромность его строения сохранена была бы больше, нежели как ныне.

3) Вятская епархия, яко довольно имеющая штатных и заштатных монастырей, в сем не имеет нужды.

4) Вознесенский монастырь от разбойнических нападений, яко состоящий в предместьи города, безопасен.

Почему я приемлю смелость Святейший Правительствующий Синод всепокорнейше просить, дабы благоволено было:

1) меня с братией перевести в Вознесенский монастырь. Оставя его на штате Пыскорского монастыря;

2) монахов Вознесенского монастыря из оного не выводить, потому что ныне в Пыскорском монастыре не имеется казначея, одного иеромонаха, одного пономаря, одного просфиряка, клюшника и чашника, итого шести человек, да из находящихся иеромонах Исавр священнодействовать за старостью не в силих, и пономарь Авраамий третий уже год находится в расслаюлении;

3) Вознесенского монастыря строителя иеромонаха Иеронима, яко жития честного и имеющего в экономии в принадлежащих до Вознесенского монастыря выгодах сведения, хотя на первый случай, для отвращения встречающихся затруднений, определить казначеем;

4) Пыскорскому монастырю впредь именоваться Пыскорским Соликамским Преображенским монастырем, и быть по прежнему ставропигиальным;

5) угодья, какими после установления штатов доселе должен был пользоваться Вознесенский монастырь, оставить при нем по-прежнему, тем паче, что в здешних сторонах земель праздно лежащих великое множество; а остальные Пыскорского монастыря угодья взять в ведомство коллегии экономии;

6) служителей Пыскорского монастыря перевести к Вознесенскому, а подъячего и служителей, коих по штату недостает, вновь определить, и двух, за болезнию долговременною ни к каким трудам неспособных, переменить;

7) иконостасы, ризницу, конюшенный двор и прочее имущество Пыскорского монастыря взять в Вознесенский, тако же и Вознесенского монастыря имущество оставить в оном по прежнему;

8) медь двух больших и четырех малых, разбитых в пожаре, колоколов,  при свидетельстве Соликамской воеводской канцелярии или экономического казначея, здесь находящегося, перевесить; ибо в первом колоколе хотя почиталось весу тысяча, а во втором шесть сот пудов, но сие сомнительно, и при том некоторые части, растопясь, утратились; а после свидетельства продать оную медь (как для монастыря не нужную, ибо довольно колоколов целых осталось, и сверх того находится несколько в Вознесенском монастыре), и полученную за медь сумму употребить как на перевозку из Пыскорского монастыря, так и на построение в Вознесенском монастыре над олтарем упомянутой ризничной палаты и верхнего настоятельских покоев апартамента, и на сделание новых кровель на всем строении;

9) из развалин и расселин Пыскорского монастыря кирпич перевозить для сделания показанной ризницы, покоев и на прочие потребности Вознесенского монастыря;

10) над Преображенскою недоконченною и склонною к падению церковью и над ризницею Пыскорского монастыря кровли железные снять для покрывания в Вознесенском монастыре церкви, ризницы и колокольни;

11) подворье, в Москве находящееся, в котором одне остались палаты камменные, но обветшалые, без кровли, а прочие деревянные пристройки разломаны по причине в нем бывшей заразительной болезни, отдать в ведомство коллегии экономии, потому что никакой по сие время прибыли монастырю не приносило, и ныне за дальностью и недостатком сумм содержать оного не в состоянии; но другое подворье деревянное, состоящее в городе Соликамске, отдать во владение Вознесенскому монастырю и на все сие ожидаю милостивой резолюции и указа".

 

Святейший Синод, со своей стороны, сделал доклад Государыне Императрице Екатерине II о том, чтобы Пыскорский ставропигиальный монастырь упразднить и архимандрита с братиею, а также и имущество монастырское, перевести в Соликамский Вознесенский монастырь, бывший тогда заштатным, и переименовать его в Спасо-Преображенский. Доклад этот Екатериной II 05/16 марта 1775 года был утверждён.
02/14 августа 1775 года братия монастыря была переведена в заштатный Соликамский Вознесенский мужской монастырь, который получил название ставропигиальный Соликамский Пыскорский Преображенский.

 

Храмы монастыря

В ведении монастыря находились:

 

Игумены, архимандриты, келари и казначеи монастыря

Период Игумены и архимандриты Келари Казначеи
1567 год игумен Силуан    
1570 год игумен Варлаам    
  игумен Антоний    
1588-1589 годы игумен Пимен    
1590-1592 годы игумен Сергий келарь Сава  
1593-1594 годы игумен Геннадий    
03/12 февраля 1601-1604 архимандрит Мисаил    
1605-1621 годы архимандрит Арсений келарь Спиридон казначей Варлаам
1621-1622 годы архимандрит Филофей    
1623, 1626 годы   келарь Андреян казначей Федосей
1625-1633 годы архимандрит Сергий (1-й)    
1634-1652 годы архимандрит Гермоген    
1652-1656 годы архимандрит Евфимий (1-й)    
1656-1687 годы архимандрит Пафнутий келарь Афанасий  
1687-1692 годы архимандрит Изосим    
1692-1715 годы архимандрит Евфимий (Свирепов) келарь Серапион  
1715-1725 годы архимандрит Сергий (2-й)    
1725-1728 годы вакансия келарь Иона казначей Дорофей
келарь Павел
1728-1732 годы архимандрит Павел    
1732-1740 годы архимандрит Даниил    
1740-1742 годы архимандрит Павел (Вотинов)    
1742-1754 годы вакансия келарь иеродиакон Павел  
упом. архимандрит Пахомий    
1754-1762 годы архимандрит Иуст (Колотский)    
1762-1764 годы архимандрит Никифор    
1765-1769 годы архимандрит Леонид (Кременецкий)    
1770-1771 годы архимандрит Амвросий    
1772-1775 годы архимандрит Симон    

 

(См. Словцов И. Пыскорский Преображенский ставропигиальный 2-го класса монастырь; Шишонко В. Н. Пермская летопись; Дмитриев А. Пермская старина; Пестова А. Пыскорский Спасо-Преображенский монастырь: прошлое и настоящее).


Вернуться назад



26.10.2019
Добавлен очерк о храме Благовещения Пресвятой Богородицы Пыскорского Спасо-Преображенского мужского ...

26.10.2019
Добавлен очерк о храме иконы Пресвятой Богородицы "Владимирская" Пыскорского ...

26.10.2019
Добавлен очерк о храме Святой Живоначальной Троицы Пыскорского Спасо-Преображенского мужского ...

26.10.2019
Добавлен очекр о храме Иоанна Предтечи Пыскорского Спасо-Преображенского мужского монастыря ...

26.10.2019
Добавлен очерк о храме Рождества Пресвятой Богородицы в селе Усть-Боровом (каменном) (1752-1936).

Категории новостей:
  • Новости 2019 г. (204)
  • Новости 2018 г. (2)
  • Flag Counter Яндекс.Метрика